Ребенок 7 лет врет

Павел Хорошутин, психолог

Дети любят фантазировать, приукрашивая свои истории, и порой выдумывают настоящие небылицы. Действительно, ложь может быть своеобразным развлечением для ребенка, но чаще указывает на глубокие психологические проблемы. Это сигнал, который родители не должны игнорировать.

Если не воспитывать в ребенке честность, он и во взрослой жизнь будет коммуницировать с людьми по принципу «легче соврать». Отсутствие друзей, нездоровые отношения с супругом/супругой, несостоявшаяся карьера — вот, к чему может привести привычка строить общение с окружающими людьми на лжи. Итак, почему ребенок врет? На что обратить внимание, чтобы в семье не вырос неисправимый лгун?

Виды детской лжи

Ложь — осознанно высказанное утверждение, заранее не совпадающее с истиной. Это умышленная передача искаженной информации другому человеку с целью получения какой-либо выгоды.

«Моему сынуле 7 лет. Он всегда любил «сочинять» разные истории. И если раньше небылицы были похожи на фантазии, то сейчас их можно назвать серьезным обманом. Ребенок начал врать часто и по любому поводу. Всерьез задумалась над его поведением после недавнего случая. Разбудила ребенка, чтобы собираться в школу. Через пару минут сын начал плакать и уговаривать не идти на уроки. Я сначала испугалась — что произошло? Ребенок ответил, что учительница, когда он не «справляется» с прописями, бьет его по рукам. В этот день мы остались дома, а потом ушли на больничный. После выписки собиралась идти разбираться в школу о недопустимом поведении учителя. Пока сидели дома, как-то затронули с сыном эту тему, и он признался, что соврал мне. Я была расстроена, не знала, как реагировать и что делать. Его обман мог иметь серьезные последствия.»

— Анастасия, мама 7-летнего Саши

Психологи и педагоги строго разделяют понятия «детская ложь» и «детская фантазия». Считается, что до восьми лет выдуманные малышом истории — источник его полноценного психического развития. Но уже к 8 годам ребенок уже хорошо понимает, что врать плохо.

Существует довольно много классификаций лжи — по методам достижения желаемого, по конкретным целям обмана, по наносимому урону окружению. Но любую ложь можно условно отнести к пассивной или активной.

Пассивная ложь

Если ребенок отказывается говорить о том, о чем ему хорошо известно, — это пассивная ложь. Таким образом он защищает себя или, например, лучшего друга. Малышу может казаться, что он вовсе не врет, поскольку не выдумывает никаких историй.

Сокрытие правды может быть полным или частичным. В обоих случаях — это тоже ложь.

Активная ложь

Когда правда искажена до неузнаваемости, и рассказ подается собеседнику как истина, это активная ложь. Ребенок может выдумывать самые невероятные истории и искусно жонглировать фактами, если это позволяет ему достичь какой-то конкретной цели.

Тут могут быть 2 варианта. Малыш «забывает» рассказать отдельные части конкретной истории, ведь это избавит от обвинений родителей. А чтобы выставить себя в положительном свете перед друзьями, быстро дополняет реальное событие вымышленными фактами.

Почему ребенок врет?

Прежде чем обвинять ребенка в нечестности, следует разобраться, а что именно стоит за таким поведением. Зачастую ложь становится свидетельством не моральных, а скорее психологических проблем ребенка.

Итак, почему ребенок обманывает?

  1. Боится наказания.
  2. Таким образом повышает самооценку.
  3. Реагирует на родительские запреты.
  4. Устанавливает личные границы или выражает протест.
  5. Старается привлечь внимание.

В зависимости от возраста эти причины могут проявляться по-разному.

Возрастные особенности детской лжи

Ложь — крайне сложный мыслительный процесс. Чтобы «правильно» соврать, необходимо оценить все риски, придумать правдоподобную историю, сохранять спокойствие. Человек не рождается с навыком врать. Эта способность развивается с годами, перерастая в привычку.

Психологи провели интересное исследование среди детей разных возрастных групп. Им был задан единственный вопрос: врать — хорошо или плохо? 92 % пятилетних малышей ответили, что говорить неправду — всегда плохо. Среди детей в возрасте 10-12 лет уже другие результаты — только 28 % из них сказали, что ложь является серьезным проступком.

Рассмотрим более подробно психологические особенности лжи в каждом возрасте.

Дети до 3 лет

Психологи полагают, что малыши до 3 лет просто не умеют врать. Во-первых, они еще не понимают, что такое ложь и как она «работает». Во-вторых, маленьким детям, поскольку еще сильна их связь с мамой и папой, нечего скрывать. В этом возрасте они активно фантазируют, выдавая вымысел за реальность. При этом малыши могут сами не понимать, где правда, а где — воображение.

Дети 3-4 лет

По мнению психолога П. Экмана, уже в возрасте 3-4 лет ребенок вполне способен намеренно солгать. Это одно из самых ранних детских открытий: оказывается, можно не только говорить правду, но и скрывать ее. Первая ложь — это не вранье в чистом виде. Ребенок не хочет получить какую-то выгоду. Он просто говорит то, что ему бы хотелось видеть в реальности.

Дети 5-6 лет

Для детей в возрасте 5-6 лет ложь — это чистый социальный эксперимент. Они «прощупывают» границы дозволенного в семье и порой испытывают родителей на прочность. Малыш пытается понять, что такое ложь, так ли это плохо, как говорят мама и папа. Именно в 5-6 лет ребенок часто обманывает родителей, чтобы избежать строгого наказания за проступок.

Дети 7-8 лет

Ребенок 8 лет врет уже вполне осознанно, поскольку четко понимает разницу между ложью и фантазией.

Дети, которые только пошли в школу, часто врут, чтобы самоутвердиться в социуме и завоевать уважение сверстников. Также ребенок обманывает, когда понимает, что другими способами у него нет возможности получить желаемое от родителей.

Дети 9-11 лет

Ребенок 9 лет врет, в основном, чтобы повысить свою значимость в глазах сверстников и оправдаться перед взрослыми. Как правило, это «безобидное» хвастовство перед одноклассниками и замалчивание каких-то проступков перед мамой и папой.

Но когда ложь в жизни ребенка становится практически единственным способом коммуникации с окружающим миром — это его крик о помощи, гораздо более выразительный, чем любые слова. Часто дети врут родителям, чтобы привлечь их внимание. Постоянная ложь, которая прикрывает серьезные проступки ребенка, — повод задуматься, все ли благополучно в семье. Это зачастую происходит с детьми, родители которых на грани развода. Напряженные отношения в семье в первую очередь отражаются на самых маленьких – ребенок часто врет, плохо себя ведет и учится, даже ворует.

Что делать, если ребенок 10 лет или старше врет? Родителям важно «держать руку на пульсе». В некоторых случаях детская ложь может осложнить жизнь и им, и самому ребенку, поскольку носит уже более серьезный характер.

Если запреты и разъяснения уже не помогают, можно предложить ребенку пройти курс модификации поведения 7Spsy. Изменив модель поведения, ребенок сможет самостоятельно понять, как полезно и приятно говорить правду.

Дети старше 12 лет

Ребенок к 12 годам не расценивает ложь как безусловное зло. Становясь более гибким, он четко понимает, что в некоторых случаях неправда бывает очень полезна — помогает избежать серьезных проблем или привлечь внимание окружающих. Ранний подростковый период часто сопровождается постоянным враньем ребенка. Причины лжи в большинстве своем заключаются в строгости родителей, их гиперопеке и многочисленных запретах. Таким образом подросток пытается раздвинуть границы, которые установили ему взрослые.

Как распознать детскую ложь?

Чтобы понять, лжет ребенок или все же говорит правду, можно воспользоваться методом «перекрестного допроса». Один родитель спрашивает об одних нюансах, второй — о других. Если ребенок начинает путаться в данных, то все ясно: перед вами маленький лжец.

Также обратите внимание на язык тела, то есть, что делает во время своего рассказа ребенок:

  • подносит руки к губам, как бы закрывая ими рот;
  • не смотрит в глаза;
  • часто покашливает во время рассказа;
  • часто переспрашивает;
  • прикасается к носу;
  • потирает глаз, подбородок или виски;
  • неосознанно трогает мочку уха;
  • держит скрещенными пальцы за спиной.

Все это признаки того, что вас водят за нос.

Причины детского вранья

Причин говорить неправду у ребенка несколько. Первая и самая очевидная — недостаток внимания со стороны взрослого. Дети от 3,5 лет уже вполне осознанно придумывают разные истории, чтобы мама и папа наконец-то заметили его:

«Я бежал, бежал и очень сильно упал», — плачет малыш. И родители бегут к нему, жалеют. Когда эта маленькая ложь перестает вызывать нужную реакцию, ребенок придумывает что-то большее.

Кстати, эта же причина, но уже более социально значимая, является одной из главных у подростков. Чтобы самоутвердиться, добиться расположения сверстников или влиться в новую компанию, подростки зачастую придумывают про себя сказки.

Вторая причина — страх наказания. Малыш, получив один раз по попе и строгий выговор за пролитый сок, в следующий раз просто свалит всю вину на кота. Излишняя строгость и чрезмерные наказания за мелкие провинности — все это отличные поводы для того, чтобы вырастить лгунишку.

Еще одна причина — подавление эмоций ребенка. Как только мама хмурит брови и показывает недовольство поведением своего малыша, которое, на ее взгляд, не соответствует правильному (малыш слишком громко жалуется на боль в животе или говорит о том, что каша невкусная), то ребенку не остается ничего другого, как скрывать свои эмоции. Подавление истинных чувств и эмоций в принципе очень опасно для психического и психологического здоровья ребенка, но также является причиной и для вранья.

Ну и еще хотелось бы сказать о таком виде лжи, как фантазия. Фантазирование — самая приятная и безобидная ложь. Однако, чтобы она не переросла в нечто отрицательное, что в дальнейшем может навредить и ребенку, и окружающим, фантазии нужно направлять в правильное русло.

«Бонус» для подростков

Все перечисленные причины можно отнести и к подросткам. Но, начиная с младшего подросткового возраста (9-11 лет) и вплоть до юношества у детей появляется еще одна значимая причина для того, чтобы обманывать. Это создание личной территории: желание раздвинуть границы, которые установили им взрослые.

Что делать родителям в этом случае? Конечно же, пойти ребенку навстречу. Но все должно быть в пределах разумного. Будут споры, будут обиды. Но ребенок должен научиться отстаивать свои интересы, а взрослый — регулировать грани дозволенного.

Например, ваша 14-летняя дочь просится к подруге на ночевку в выходной день. В голове взрослого сразу проносятся жуткие картинки, где он видит, как его дочь курит, пьет литрами пиво и, для полноты картины, там обязательно будут парни лет 20. В этот момент вы должны взять себя в руки, собраться с духом и построить свой разговор так, чтобы дочь поняла, что вы ей доверяете. «Классно, что у тебя есть такая подруга, к которой мне не страшно тебя отпустить переночевать!» или «У меня тоже была лучшая подруга, к которой я часто ходила на ночевки. Мы очень интересно и весело проводили время». К слову, наш личный жизненный опыт всегда интересен детям и зачастую они будут поступать также, как и вы в их возрасте. Но не пытайтесь заранее уличить ребенка во лжи: 100%, что в ответ вы ее и получите.

Что делать, чтобы ложь не стала привычкой и нормой общения?

Для дошкольников и младших школьников возможен следующий вариант. Опуститесь до ребенка так, чтобы ваши глаза были на одном уровне. Спокойно расскажите ребенку о том, что вы знаете о его лжи. Попросите его рассказать правду, уверив его в том, что не будете сердиться. Как только малыш решится и все вам расскажет, сдержите свое обещание. Не ругайтесь, не повышайте голос, не применяйте физическое наказание. Объясните ребенку, почему он поступил неправильно, вместе с ним разберитесь в ситуации и обязательно расскажите, как надо было поступить. В конце обнимите ребенка, скажите, что гордитесь им за то, что она оказался таким смелым и рассказал правду. И напомните ему, что вы всегда готовы прийти на помощь.

Те же самые правила применимы и к подростку, но с поправкой на возраст. Конечно, это лишь общие рекомендации и не к каждому случаю они подойдут. Но всегда верно одно — разговаривайте со своими детьми и слушайте то, о чем они вам говорят. Тогда многих проблем удастся избежать.

Что делать, если у вашего ребенка друг из числа врунишек?

К сожалению, мы не можем повлиять на социум, который окружает нашего ребенка. Да и нужно ли? Просто прививайте своим детям те моральные ценности, которые общеприняты и признаны. Доброта, честность, смелость, человеколюбие всегда должны быть той нормой, на которую надо ориентироваться.

Какие наказания допустимы?

Мнения психологов в этом вопросе расходятся. Сходятся в одном — никаких физических наказаний! В остальном выбор остается за вами. Кто-то предпочтет разговор по душам, а кто-то применит «угол». Кто-то ограничит в использовании гаджетов, а кому-то запретят сладкое и мультики. Но все эти наказания должны быть разумными, соответствовать величине провинности и правильно дозированы по времени (нельзя трехлетку ставить в угол на час).

Подавайте пример

Если вы — честный человек, и ведете себя достойно, то велика вероятность, что ваш малыш вырастет таким же. Ребенок будет честен со своими родителями, если в семье доверительные и уважительные отношения, если при разрешении проблем нет унижения и оскорблений, если ко взрослым он всегда может обратиться за поддержкой и советом.

Обложка поста: .com.

Три советы измученным родителям

  • Помнить, что вранье — это социальная технология, и не паниковать из-за этого.

  • Не врать себе, что ты никогда не врешь и что вообще возможно не врать.

  • Смотреть на это как на задачу развития и не фиксироваться на самом факте вранья. Если вы знаете, что ребенок вам соврал, отодвиньте этот факт в сторону и реагируйте на то, что есть на самом деле, на реальность

Почему врут школьники

Следующий этап начинается после 7−8 лет, когда ребенок уже понимает: от того, что ты так скажешь, так оно не будет. Но он выбирает этот способ для того, чтобы в каком-то смысле упростить жизнь, это способ быстро решить проблему, не заморачиваясь. Ну, поставили двойку, а родители спрашивают: что в дневнике? И если скажет про двойку, то начнется: почему, да как не стыдно, да сделай еще дополнительное задание, да не будешь телевизор смотреть и так далее… Ему всего этого не хочется, и он говорит, что не спрашивали, что ничего не поставили. Это тот же случай, когда врут взрослые, когда ложь выполняет классическую функцию социальной смазки: я не хочу конфликта, не знаю, как с ним быть, я понимаю, что вслед за этим последуют какие-то неприятные разборки, у меня нет сил сейчас этим заниматься.

Как отучить ребенка врать?

Главная проблема заключается в том, что приобретенная в раннем детстве и подростковом возрасте привычка лгать с годами только усиливается, поэтому так важно обратить внимание на это как можно раньше.

Разобравшись в причинах такого поведения, нужно поговорить с ребенком «по душам».

Воспитание правдивости — это прежде всего доверительные отношения в семье, основанные на взаимном уважении. Не обойтись без личного примера, ведь дети любого возраста копируют поведение взрослых. Неудивительно, что ребенок врет, если родители сами обманывают по поводу и без, не сдерживают данных обещаний.

Американский психолог А. Фромм в своей книге советует родителям, которые уже уличили ребенка во лжи, сказать ему следующее: «Расскажи мне, как это произошло. Только ничего не скрывай от меня, ведь я не собираюсь наказывать тебя, даже если ты в чем-то виноват. Я постараюсь объяснить тебе, почему ты поступил плохо.»

Чтобы проблема решилась, также необходимо изменить взгляд на воспитание. По мнению психологов, ребенок не будет врать, если:

  • может не бояться родительского гнева, который последует за провинностью;
  • знает, что если его все-таки накажут, наказание будет справедливым;
  • знает, что родители не будут устраивать оскорбительных допросов;
  • уверен, что родители не станут навешивать на него обидные «ярлыки» («ты неисправимый врун», «ты всегда только врешь», «ты болтун, каких свет не видывал»…);
  • уверен, что, какая бы ситуация ни произошла, родители помогут действием или советом;
  • четко понимает, что ложь или даже частичное сокрытие правды может иметь серьезные последствия.

Что делать, если ребенок постоянно врет?

«Моему сыну 10 лет. Он общительный, активно занимается спортом, у него много друзей. Последний год оказался для всей семьи очень сложным, поскольку ребенок стал врать по любому поводу. Начиналось все со склеенных страниц в дневнике и вырванных тетрадных листов, чтобы скрыть плохие оценки. Начали жаловаться учителя на отвратительное поведение в школе. Чтобы скрыть плохой поступок, сын с серьезным видом выдает убедительные версии случившегося. Потом сознается и раскаивается, но через пару дней все повторяется. Последней каплей стало то, что у нас из дома пропала небольшая сумма денег, и вскоре ребенок принес домой новую игрушку. На мои вопросы ответил, что поменялся с другом. Я верила, но потом всплыла правда — это сын взял деньги. Был очень серьезный разговор, обоюдные слезы, обещания, что больше это не повторится. Но ничего не изменилось. Я не понимаю, о чем думает сын и почему постоянно врет нам, как вообще он смог украсть. Лимит прощения уже исчерпан. Я не знаю, как отучить своего ребенка врать, в 10 лет это недопустимо, на мой взгляд. Не могу принять того, что он делает, — ужасное поведение и учеба, воровство. Что будет дальше?»

— Елена, мама 10-летнего Влада

Когда ребенок постоянно врет, и ложь становится своеобразным стилем его общения, пора принимать серьезные меры. В некоторых случаях необходимость отучить ребенка врать становится непосильной задачей для родителей. Если не удается объяснить малышу, насколько важно для человека быть честным, поможет психолог. Говорить правду и быть искренним — это полезные привычки, которые можно освоить в процессе работы с моделью поведения. На это и ориентирована технология модификации поведения 7Spsy.

Это запатентованный, подтвержденный научно метод, основанный на теориях И. П. Павлова, Б. Ф. Скиннера, А. А. Ухтомского и др. Программа, в зависимости от глубины проблемы, рассчитана на 2-6 недель. Ребенок будет самостоятельно заниматься по материалам курса и сможет изменить патологическую модель поведения, которая приводит к проблемам в общении со сверстниками, ссорам с родителями, с успеваемостью в школе. Курс поможет заменить негативные установки на позитивные — это станет прочной основой доверительных, открытых отношений в семье и социуме.

Курс можно проходить в удобное время, не выходя из дома. Работа с психологом осуществляется дистанционно в режиме строгой конфиденциальности. Ребенок и родители получают всестороннюю помощь специалистов — по телефону и e-mail, в онлайн-чатах.

Правообладатель иллюстрации Getty

Определить, врет человек или не врет, порой можно по языку его тела. Однако, убеждены специалисты, есть способы куда более эффективные, рассказывает корреспондент BBC Future.

Перед командой сотрудников службы безопасности под руководством британского исследователя Томаса Ормерода стояла неразрешимая, казалось бы, задача: сразу в нескольких аэропортах Европы им надлежало расспросить пассажиров о деталях текущей поездки и установить, кто говорит правду, а кто намеренно лжет.

Предварительно Ормерод подготовил некоторое количество подставных лиц, которые, проходя контроль службы безопасности, выкладывали «легенду» о своем прошлом и не соответствующие своим истинным намерениям планы на будущее.

А его команда должна была этих людей как-то вычислить. Учитывая, что на каждую тысячу интервьюируемых пассажиров подставной был всего лишь один, такая задача представляется сродни поиску иголки среди стога сена.

Традиционный способ уличить лгуна — наблюдать за поведением его тела или движением глазных зрачков. Но, кажется, такой подход не слишком эффективен.

(Другие статьи сайта BBC Future на русском языке)

Во всяком случае, современные исследования в данной области показывают, что ориентированные на телесную психологию интервью — даже те, что проводятся сотрудниками службы безопасности со специальной психологической подготовкой — дают неточные результаты.

По результатам эксперимента в рамках одного такого исследования, из 20 тысяч испытуемых лишь 50 делали заключения с 80-процентной точностью. Остальные с тем же успехом могли бы, перед тем как объявлять свой вердикт, подбросить в воздух монетку.

Что до Ормерода и его команды, они решили испробовать новый метод — или, вернее, хорошо забытый старый… И результат во много раз превысил обычный уровень эффективности.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock Image caption Не всегда по взгляду можно понять, врет человек или нет

Исследования последних лет в области раскрытия лжесвидетельств привели к неутешительным выводам относительно эффективности применяемых нынче на практике методов.

Традиционно основное внимание уделяется считыванию намерений говорящего через язык его/ее тела или через определенные изменения в лице (при лжесвидетельствах в качестве основных маркеров рассматриваются покраснение щек, нервный смех, бегающий взгляд и т.д.).

Самый известный пример публичного вранья — Билл Клинтон. Отрицая в суде свои отношения с Моникой Левински, он все время трогал себя за нос, и в свое время это воспринималось как верный признак неискренности.

Тимоти Левин из Университета штата Алабама, США, объяснил, что вранье вызывает у самого врущего сильные эмоциональные реакции — нервозность, чувство вины, иногда даже радостное возбуждение от амбициозности стоящей перед ним задачи… А такое эмоциональное состояние бывает трудно скрыть.

Даже если нам кажется, что у нас абсолютно невозмутимое выражение лица, мелкие мимические вибрации (так называемая «микроэкспрессия») возникают в любом случае, и они могут нас выдать.

Чем пристальнее психологи рассматривали проблему, тем сложнее им казалась задача найти ключ к пониманию.

Главная трудность состоит в том, что человеческое поведение обладает большой степенью вариативности. К примеру, у некоторых людей возникает нервное подрагивание даже тогда, когда они говорят правду, хотя принято считать, что такое проявление нервозности свидетельствует об обратном.

По всей видимости, универсального языка тела просто не существует.

«Нет таких признаков, которые неизменно возникали бы у всех людей, когда они врут, — говорит Ормерод, занимающийся научными исследованиями на базе Университета графства Сассекс в Великобритании. — Я вот, к примеру, нервно хихикаю, а кто-то принимает серьезный вид; некоторые люди смотрят прямо в глаза, а другие взгляда избегают»…

Тимоти Левин с коллегой согласен: «Есть убедительные свидетельства тому, что единого универсального способа отличить правду от лжи не существует».

И хотя говорят, что даже если мы не осознаём разницы, мы всегда можем распознать ложь с помощью своего подсознания, улавливающего определенные сигналы, современным исследователям это утверждение уже представляется весьма сомнительным.

Кажется, все традиционные представления опровергнуты или поставлены под сомнение. Однако наша безопасность зависит от них до сих пор.

Один типичный пример — выборочный скрининг пассажиров перед межконтинентальным рейсом.

Правообладатель иллюстрации Getty Image caption Ах, если бы язык тела всегда помогал выявить обман…

Накануне Олимпиады 2012 года к Ормероду обратились с просьбой оценить эффективность процедуры. По его словам, сотрудники службы безопасности, расспрашивая пассажира о его/ее планах, как правило, опираются на анкету с вопросами, требующими ответа «да» или «нет».

Если они прошли курс по телесной психологии, то будут ориентироваться прежде всего на различные так называемые «подозрительные признаки» (нервозность, проявляющаяся в языке тела, например), которые могли бы выявить вранье.

Но такой подход «не дает возможности услышать то, что они говорят, и решить, насколько правдоподобны их слова, или понаблюдать за тем, как меняется их поведение — а ведь это и есть основные аспекты науки выявления обмана», — отмечает Ормерод.

По словам исследователя, существующие протоколы также содержат в себе элементы предубеждения — против определенных этнических групп, например. Так что нынешний метод, по сути дела, раскрывать обман больше мешает, чем помогает.

Ясно, что существует потребность в новой стратегии. Но какова она должна быть, учитывая выводы недавних лабораторных исследований?

Ормерод дает обезоруживающе простой ответ: от тонких поведенческих особенностей фокус внимания необходимо переместить на слова, которые люди произносят, и по ходу расспроса мягко нажимать на определенные точки, так, чтобы у лгущего посыпался «фасад».

Ормерод и его коллега Корал Дандо из университета Вулверхэмптона установили ряд принципов, которые значительно увеличивают шансы сотрудников службы безопасности на раскрытие обмана:

Используйте открытые вопросы. Они заставляют врущего человека более подробно излагать свою «легенду», так что в конце концов он/она застревает в паутине собственной лжи.

Вносите в разговор элемент неожиданности. Сотрудники службы безопасности должны пытаться увеличить «когнитивное бремя» подозреваемого во лжи — например, задавая ему/ей неожиданные вопросы, которые могут сбить с толку, или прося его/ее рассказать о каком-то событии прошлого, начиная с конца — подобные техники усложняют лжецам задачу «сохранения фасада».

Обращайте внимание на небольшие проверяемые детали. Если интервьюируемый утверждает, что работает в Оксфордском университете, попросите рассказать, как он/она обычно добирается до работы. Если в ответе вы услышите некоторое противоречие, не спешите исправлять — пусть у потенциального лжеца растет самоуверенность; так он выскажет больше сведений, обнаруживающих его ложь.

Наблюдайте за тем, как меняется степень уверенности интервьюируемого. Внимательно отслеживайте перемены в стиле речи в ответ на внешние вызовы; лгущий человек может быть многословен, когда чувствует, что владеет беседой; но при ограниченности зоны комфорта он/она может стать предельно лаконичным, едва почувствовав, что теряет контроль над ходом разговора.

При реальных проверках важно вести разговор не в форме допроса, а в форме легкой, непринужденной беседы.

Под мягким давлением врущий человек скорее себя выдаст, путаясь в собственных противоречиях или сделавшись уклончивым и неуверенным в ответах.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock Image caption Психологический эксперимент в аэропорту подсказал новые «изобличающие» техники

«Нужно понимать, что универсального средства, панацеи не существует. Мы берем всё лучшее и соединяем для нового, когнитивного подхода», — подчеркивает Ормерод.

Ормерод открыто признает, что его стратегия может показаться чем-то очевидным для любого здравомыслящего человека — слишком очевидным, чтобы сойти за открытие. «Приятель сказал мне: то, что ты пытаешься запатентовать, — это просто искусство беседы».

Результаты работы, однако, говорят сами за себя. Для своего эксперимента Ормерод подготовил группу подставных авиапассажиров и снабдил их похожими на настоящие билетами и прочими необходимыми для путешествия документами.

Этим псевдопассажирам дали неделю на то, чтобы придумать себе «легенду», а потом попросили встать в очередь вместе с настоящими пассажирами в аэропортах в разных частях Европы.

И оказалось, что сотрудники службы безопасности, прошедшие курс интервьюирования по методу Ормерода и Дандо, в 20 раз более эффективны в распознавании подставных, чем их коллеги, ориентированные на «подозрительные признаки». Процент раскрываемости у закончивших курс составил 70%.

«Действительно впечатляет», — говорит Левин, который в подготовке данного эксперимента сам участия не принимал. По его мнению, особенно важно здесь то, что эксперимент проводился в реальных аэропортах, поскольку это обстоятельство дает всему исследованию качество аутентичности.

Искусство убеждать

Эксперименты, проведенные Левиным, тоже оказались довольно впечатляющими по своим результатам. Как и Ормерод, он полагает, что когнитивные интервью, разработанные с целью обнаружить прорехи в «легенде», гораздо эффективнее, чем попытки распознать «говорящие» признаки в поведении тела.

Недавно Левин провел викторину, в которой его студенты играли парами с не-студентами; за каждый правильный ответ в качестве награды вручалось 5 долларов.

В роли партнеров выступали незнакомые студентам актеры, и когда мастер игры временно покидал комнату, актер предлагал студенту своей пары воспользоваться отсутствием старшего и подглядеть ответ. Несколько студентов это провокационное предложение приняли.

Впоследствии реальные сотрудники службы безопасности спросили каждого из участвовавших в эксперименте студентов, подсматривали те или нет.

Проникая в их истории с помощью тактических вопросов (а не с помощью наблюдения за поведением тела), они с 90-процентной точностью выявили тех, кто смухлевал.

Один из экспертов даже угадал все 100% случаев обмана в 33-х проведенных им интервью — потрясающий результат, который демонстрирует преимущество данного метода над анализом языка тела.

Важно отметить, что даже новички смогли достичь степени точности почти в 80% — просто за счет использования открытых вопросов, например, о том, как историю интервьюируемого представил бы, по его/ее мнению, второй участник пары.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock Image caption Эффективнее ли полиция в выявлении обмана, чем обычные люди?

Участвовавшие в эксперименте интервьюеры часто просили подозреваемых в нечестности студентов открыто признаться. «Эксперты оказались невероятно эффективными», — говорит Левин.

Секрет — в простом трюке, известном всем мастерам искусства убеждения.

Разговор начинался с вопроса о том, насколько студент честен. Просто побуждая студентов сказать о себе, что они не врут, интервьюеры стимулировали их к большей искренности в дальнейшем.

«Нам всем приятно думать о себе, как о людях честных, и это мотивирует на сотрудничество, — замечает Левин. — Те, которые с самого начала мухлевали, после с трудом имитировали свою готовность к сотрудничеству, так что в большинстве случаев становилось очевидно, кто лишь делает вид».

Подобные приемы наверняка уже используются некоторыми экспертами в области криминалистики — однако, учитывая глубоко укоренившуюся традицию анализа языка тела, стоит особо подчеркнуть, насколько более мощным инструментом может служить убеждение.

Разработанные Ормеродом и Левиным методы раскрытия обмана прежде всего призваны помочь правоохранительным органам, однако некоторые с успехом могут применяться и в различных житейских ситуациях.

«Я постоянно пользуюсь при общении со своими детьми», — признается Ормерод.

При применении изложенных выше принципов важно помнить, что ум интервьюера должен оставаться незашоренным и что никогда не стоит делать поспешных выводов: если у опрашиваемого нервозный вид, если он/она не может вспомнить важную деталь, — это вовсе не обязательно показатели неискренности. Основное внимание следует обращать на несоответствия более общего характера.

Не существует универсального метода выявления лжи, который бы срабатывал при всех обстоятельствах. Но зато возможно вывести обманщика на чистую воду с помощью ума, тактичности и искусства убеждения.

Послесловие. Лжец против лжеца

Известно, что лжецы отлично чувствуют чужую ложь. Джеффри Бёрд и его коллеги из Университетского колледжа Лондона провели специальную тест-викторину, предлагая участникам установить правдивость или ложность утверждений о самих себе. Их просили также оценить, насколько правдивы высказывания друг друга.

В ходе эксперимента выяснилось, что люди, хорошо умеющие рассказывать байки, могут с легкостью обнаруживать выдумку и у других — возможно потому, что им легко распознать те приемы, которыми пользуются сами.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *