Бактериофаг интести инструкция

Описание:

Описание препарата Бактериофаг Интести 100мл фл
Состав
Интести-бактериофаг, раствор для приёма внутрь и ректального введения, представляет собой смесь стерильных фильтратов фаголизатов
Shigella flexneri 1, 2, 3, 4, 6, сероваров.
Shigella sonnei.
Salmonella paratyphi A.
Salmonella paratyphi B.
Salmonella typhymurium.
Salmonella infantis.
Salmonella choleraesuis.
Salmonella oraienburg.
Salmonella enteritidis.
Escherichia coli различных серогрупп, наиболее значимых в этиологии энтеральных заболеваний.
Proteus vulgaris.
Proteus mirabilis.
Enterococcus.
Staphylococcus.
Pseudomonas aeruginosa.
Консервант — хинозол 0,0001 г/мл.
Препарат представляет собой прозрачную жидкость желтого цвета различной интенсивности, допускается зеленоватый оттенок.
Показания к применению
Бактериальная дизентерия.
Сальмонеллез.
Диспепсия.
Дисбактериоз.
Энтероколит.
Колит.
Важным условием эффективной фаготерапии является предварительное определение чувствительности возбудителя к бактериофагу и раннее применение препарата.
Фармакокинетика
Данные о фармакокинетике не предоставлены.
Клиническая фармакология
Препарат обладает способностью специфически лизировать S.flexneri 1, 2, 3, 4, 6 сероваинтов, S. sonnei, S. paratyphi A, S. paratyphi B, S. typhymurium, S. infantis, S. choleraesuis, S. oraienburg, S. enteritidis, E. coli, P.vulgaris, P. mirabilis, Enterococcus, Staphylococcus, P. aeruginosa.
Назначение.
Лечение и профилактика заболеваний желудочно-кишечного тракта, вызванных бактериями дизентерии, сальмонеллами, эшерихиями коли, протеем, энтерококками, стафилококками, псевдомонас аэругиноза или их сочетанием.
Противопоказания
Отсутствуют.
Побочное действие
У детей первых месяцев жизни в первые два дня приема неразведенного препарата возможны срыгивания, высыпания на коже.
Взаимодействие
Применение интести-бактериофага возможно в сочетании с другими лекарственными средствами, в том числе антибиотиками.
Передозировка
Данные о передозировке не предоставлены.
Способ применения и дозы
Перед использованием флакон с бактериофагом необходимо взболтать и просмотреть. Препарат должен быть прозрачным и не содержать осадка.
Внимание! При помутнении препарат не применять!
Вследствие содержания в препарате питательной среды, в которой могут развиваться бактерии из окружающей среды, вызывая помутнение препарата, необходимо при вскрытии флакона соблюдать следующие правила:
Тщательно мыть руки.
Обработать колпачок спиртсодержащим раствором.
Снять колпачок, не открывая пробки.
Не класть пробку внутренней поверхностью на стол или другие предметы.
Не оставлять флакон открытым.
Вскрытый флакон хранить только в холодильнике.
Вскрытие флакона и извлечение необходимого объёма препарата может проводиться стерильным шприцем путем прокола пробки.
Препарат из вскрытого флакона при соблюдении условий хранения, вышеперечисленных правил и отсутствии помутнения может быть использован в течение всего срока годности.
Препарат предназначен для приёма внутрь и ректального введения. Для лечения препарат принимают внутрь 4 раза в день за 0,5-1 ч до приёма пищи с первого дня заболевания в течение 7-10 дней.

Детям первых месяцев жизни в первые два дня приёма препарат разводят кипяченой водой в два раза, в случае отсутствия побочных реакций (срыгивания, высыпаний на коже) в дальнейшем можно применять бактериофаг неразведенным. Препарат применяют через рот 3 раза в сутки за 30 минут до кормления. В случаях неукротимой рвоты препарат применяют в виде высоких клизм (через газоотводную трубку или катетер) ежедневно. Возможно сочетание ректального (в виде высоких клизм) и перорального применения препарата. Курс лечения 7-10 дней.
Возраст Доза на 1 приём (мл)
перорально ректально
Дети от 0 до 6 месяцев 5 10
Дети от 6 до 12 месяцев 10 — 15 20
Дети от 1 года до 3 лет 15-20 20-30
Дети от 3 до 8 лет 20 — 30 30-40
Дети от 8 лет и старше 30 – 40 50 — 60
При отсутствии колитического синдрома рекомендуется замена одного приёма внутрь на однократное ректально введение разовой возрастной дозы препарата в виде клизмы после опорожнения кишечника.
В профилактических целях оптимальная схема использования — ежедневный приём разовой возрастной дозы. Продолжительность приёма препарата определяется условиями эпидситуации.
Условия хранения
При температуре 4-6 град. С в сухом темном месте.
Срок годности: 2 года.
Хранить в местах недоступных для детей.
Не использовать после истечения срока годности.

Т.М. Мотовилова, Т.С. Качалина, Т.А. Аникина

Кафедра акушерства и гинекологии НижГМА, Н.Новгород
НПО «Микроген», Н.Новгород

В статье представлены сведения о традиционном и альтернативном подходах к лечению инфекционно- воспалительных процессов в эндометрии, побочных эффектах использования антибиотиков, дана оценка целесообразности применения бактериофагов при лечении хронического эндометрита.

Ключевые слова: хронический эндометрит, антибиотики, побочные эффекты, бактериофаги, пробиотики.

Сведения об авторах:
Мотовилова Татьяна Михайловна – к.м.н., доцент кафедры акушерства и гинекологии ГБОУ ВПО НижГМА
Качалина Татьяна Симоновна – д.м.н., профессор кафедры акушерства и гинекологии ГБОУ ВПО НижГМА
Аникина Татьяна Анатольевна – зав. производством бактериофагов ФГУП «НПО «Микроген»

T.M. Motovilova, T.S. Kachalina, T.A. Anikina

Obstetrics and Gynecology Department, NizhSMA, N.Novgorod
SPA Microgen, N.Novgorod

Keywords: chronic endometritis, antibiotics, side effects, bacteriophages, probiotics.

===

Хронический воспалительный процесс в эндометрии является одной из основных причин нарушения менструальной функции, невынашивания беременности, бесплодия, неудачных попыток ЭКО, гиперпластических процессов эндометрия и сексуальной дисфункции. Необходимость продолжения разработки более совершенных методов диагностики и терапии хронического эндометрита диктуется его медицинской и социальной значимостью, поскольку большая часть пациенток с данной патологией являются женщинами активного репродуктивного возраста .

Общепринятой на сегодняшний день является точка зрения о возникновении хронического воспаления в эндометрии в результате дисбаланса между гормональной и иммунной системами организма, с одной стороны, и патогенами – представителями микробиоценоза, с другой . Развитие заболевания связывают как с неадекватным лечением острого эндометрита, так и с первичной хронизацией процесса у женщин с нарушениями местных механизмов противоинфекционной защиты (с бактериальным вагинозом, эндоцервицитами, иммунодефицитами, перенесших инвазивные вмешательства на половых органах, воспалительные заболевания органов малого таза (ВЗОМТ), носительниц ВМК, подвергшихся лучевой терапии в области малого таза). Рост частоты данной патологии обусловлен широким распространением инфекций, передающихся половым путем (ИППП) и внутриматочных вмешательств, в том числе абортов, диагностических выскабливаний, гистероскопий, гистеросальпингографий, внутриматочной контрацепции, процедур в программах вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) .

Основными чертами хронического воспаления эндометрия на современном этапе являются: преобладание ассоциаций микроорганизмов с постепенной главенствующей ролью условно-патогенной флоры, малосимптомное волнообразно-прогрессирующее течение заболевания, рост резистентности к традиционным методам терапии, длительные сроки лечения, его трудоемкость и высокая стоимость.

Патогенез хронического эндометрита сложен и не до конца изучен, однако достаточно хорошо известны его основные звенья. Длительная антигенная стимуляция иммунокомпетентных клеток эндометрия, циркуляция неутилизированных иммунных комплексов, гиперпродукция цитокинов и других биологически активных веществ неизбежно вызывают декомпенсацию локальных регуляторных механизмов и пролонгирование инфекционно-воспалительного процесса. Расстройства микроциркуляции и морфологические изменения в тканях затрудняют доступ лекарственных препаратов в очаг воспаления, приводят к нарушению рецептивности и циклической трансформации эндометрия, а также его патологической регенерации либо атрофии . Персистенция микроорганизмов, относящихся к нормальной и условно-патогенной микрофлоре человека, связана с тем, что они имеют общие антигены с тканевыми антигенами организма, поэтому важное место в патогенезе хронического воспаления занимает аутоиммунная агрессия . Ввиду неполноценности иммунного ответа слизистой оболочки полости матки индигенная флора со временем становится ведущим микробным фактором воспалительного процесса.

В настоящее время общепринятой тактикой в терапии хронического эндометрита является комплексный поэтапный подход, включающий противомикробное, иммуномодулирующее, общеукрепляющее и физиотерапевтическое воздействие . Первым шагом является элиминация инфекционных агентов, то есть этиотропная терапия, затем следует курс, направленный на восстановление эндометрия.

В современных условиях приоритет антибиотиков в лечении острых воспалительных процессов любых локализаций, включая эндометрий, очевиден; бесспорна и их эффективность, доказанная многими десятилетиями применения. Количество производимых и потребляемых антибиотиков постоянно увеличивается, но при этом необходимо помнить, что все химиопрепараты обладают в той или иной степени выраженными побочными эффектами и органотоксичностью. Значительная часть антибиотика нередко инактивируется печенью, накапливается в жировой ткани, минуя очаг воспаления. Кроме того, чрезмерное использование и активное внедрение новых пролонгированных лекарств поддерживает формирование антибиотикорезистентности, лекарственной аллергии, диспепсии, токсических осложнений, колонизации условно-патогенной флорой, суперинфекции и т. д. . В литературе последних лет сообщается о способности антибиотиков вызывать структурно-функциональные изменения биоценозов с формированием патологических сообществ микробов в различных биотопах организма . Существенным фактором, влияющим на частоту и тяжесть негативных побочных действий антибиотиков, является самолечение и бесконтрольное использование лекарственных средств. Распространенность и доступность противомикробных препаратов, приводит к развитию нежелательных эффектов, поскольку в данном случае практически отсутствует гарантия правильного использования препарата в соответствии с показаниями, оптимальной дозой, кратностью приема, учетом совместимости . Немаловажным является широкое применение антибиотиков в животноводстве с целью стимуляции роста животных и профилактики их болезней. Употребление в пищу мяса этих животных так или иначе сенсибилизирует организм человека, способствует распространению лекарственно-устойчивых форм микроорганизмов, создает условия, благоприятствующие поддержанию вялотекущих, хронических патологических процессов. В последние годы сообщается о наличии нескольких суперинфектов, против которых малоэффективно большинство современных антибиотиков – кишечной палочки, стафилококка, клебсиеллы и стрептококка . В связи с этим вполне объяснимо, что формирование резистентных форм микробов, а также развитие негативных реакций в процессе использования химиопрепаратов существенно затрудняет лечение больных. При этом осведомленность о возможных эффектах действия того или иного лечебного средства возлагает на врача серьезную моральную ответственность при его назначении, заставляя учитывать жизненно важную необходимость его применения .

В стремлении усовершенствовать лекарственные препараты, сделать их более эффективными и безопасными исследователями продолжается поиск и разработка новых антибиотиков, что является длительным, кропотливым и дорогостоящим процессом, однако в данный момент не гарантирует успеха .

Учитывая сказанное выше, в качестве альтернативы применению антибиотиков в ряде случаев может быть предложено использование биопрепаратов, в частности, бактериофагов.

Лечение инфекционно-воспалительных процессов, включая женскую половую сферу, при помощи бактериофагов интересовало ученых еще первой половины XX века. В 1940 г. Г.И.Цициашвили впервые применил введение в полость матки бактериофага при послеродовых эндометритах, что обеспечило высокий лечебный эффект и способствовало сокращению продолжительности заболевания в 4 раза . Однако последующее открытие антибиотиков привело к постепенному прекращению работ в данной области. Несмотря на то что на фазе ранних исследований был показан существенный успех, фаготерапии на тот момент не удалось стать общепринятой практикой.

Столкнувшись с проблемой лекарственной резистентности и роста числа нежелательных побочных эффектов, в последние годы возобновился интерес клиницистов во многих странах мира к использованию фагов с лечебной и профилактической целью. Согласно результатам современных исследований, препараты бактериофагов оказывают должный эффект в 78,3–93,6% случаев, нередко становясь средством выбора . Данные препараты представляют собой стерильные фильтраты бактериальных фаголизатов, их назначают для применения внутрь, местно для орошения ран и слизистых, введения в полости. Форма выпуска чаще жидкая, либо в таблетках в кислотоустойчивой оболочке, либо в суппозиториях, мазях, линиментах. Активность бактериофага выражают степенью его разведения (титром), при котором происходит полный лизис чувствительной тестовой микробной культуры. Жидкие формы сохраняют свою активность до нескольких лет при оптимальной температуре без доступа света . Лечебно-профилактическое действие фагов обусловлено их литической активностью, а также иммуномодулирующим антигенным свойством находящихся в фаголизатах компонентов разрушенных микробных клеток, особенно при неоднократном введении препарата.

Бактериофаговая терапия обладает рядом важных свойств, которые могут определять ее приоритет во многих случаях. В частности, она эффективна против лекарственно-устойчивых организмов и может использоваться в качестве альтернативной терапии пациентов, имеющих аллергию к антибиотикам. Кроме этого, бактериофаги обладают высокой специфичностью по отношению к таргетным организмам и не оказывают влияния на другие микробы. Стоит отметить, что обратной стороной специфичности является необходимость тщательного подбора фагов для элиминации каждого отдельного патогена, что не всегда осуществимо в случае острого процесса, учитывая сроки идентификации и определения чувствительности возбудителей, но вполне доступно при хроническом воспалении. Другим недостатком может стать теоретическая возможность развития фагорезистентности, что компенсируется чрезвычайным «эволюционным полиморфизмом» бактериофагов . Бактериофаги изменяются естественным образом в ответ на формирование устойчивых штаммов бактерии-хозяина, а также могут быть подвергнуты целенаправленной лабораторной мутации. Стоит особо подчеркнуть, что в настоящее время имеется возможность применения поливалентных и комбинированных препаратов для воздействия на множество возбудителей одновременно. Прогресс в молекулярной биологии и биотехнологии позволяет отбирать оптимальные фаги и адаптировать их. Будучи введенными в организм, фаги являются самокопирующимися и самолимитирующимися частицами и воспроизводятся до тех пор, пока все бактерии–цели не будут уничтожены.

Клинический эффект пробиотиков в профилактике ряда осложнений антибактериальной терапии подробно описан в отечественной и зарубежной литературе. Полученные результаты свидетельствуют о том, что пробиотики снижают риск развития гастроинтестинальных расстройств, вызванных антибиотикотерапией, инициируют восстановление кишечного микробиоценоза и других нарушенных физиологических процессов в организме . По данным научных исследований, комбинированное применение фагов и пробиотиков позволяет, с одной стороны, создать более надежный микроэкологический барьер на пути патогена, а с другой – обеспечить его более эффективную элиминацию .

На данный момент использование бактериофаготерапии не означает полный отказ от антибиотиков, однако будет способствовать ограничению их неоправданно широкого применения со всеми вытекающими последствиями. Наряду с прочими антимикробными средствами, биопрепараты вполне могут претендовать на особое место в лечении таких заболеваний, как, например, хронический эндометрит. В процессе его лечения важно помнить, что неадекватные терапевтические мероприятия сами по себе могут приводить к трансформации заболевания в латентную, персистирующую форму, что может существенно затруднить последующую реабилитацию. В отношении необходимости проведения антибиотикотерапии при хроническом эндометрите существуют различные точки зрения и продолжаются дискуссии . Полагаем, что в отсутствие специфической флоры антибиотики имеет смысл использовать лишь в случае обострения заболевания, а назначение их в период ремиссии необоснованно. Безусловно, необходимость санации эндометрия не вызывает сомнения, однако проведение традиционной антибактериальной терапии хронического неспецифического эндометрита зачастую малоэффективно, принимая во внимание неадекватную концентрацию препарата в очаге хронического воспаления, смену ведущих возбудителей с течением времени, развитие антибиотикорезистентности. В данном случае неоспоримыми преимуществами фаготерапии могут стать: возможность воздействия на большой спектр возбудителей инфекционно-воспалительного процесса в эндометрии при помощи поливалентных препаратов, включая внутриматочное введение, отсутствие серьезных токсических реакций при их использовании.

На базе гинекологической клиники кафедры акушерства и гинекологии ГБОУ ВПО НижГМА для лечения хронического неспецифического эндометрита в течение последнего времени применяются процедуры внутриматочного введения поливалентного пиобактериофага и инфракрасного лазера, что позволяет реализовать антимикробный эффект путем специфического направленного действия на большой спектр возможных возбудителей воспалительного процесса в полости матки в отсутствие значительного системного влияния, а также добиться иммуномодулирующего эффекта, улучшить гемодинамику в органах малого таза и стимулировать рецепторную активность эндометрия. Известно, что в случае одновременного использования двух терапевтических факторов возможно взаимопотенцирование их физиологического и лечебного действия. При этом в клинической практике в ряде случаев отмечается инициирование новых лечебных эффектов, что позволяет активизировать общие саногенетические механизмы и местные реакции, направленные на борьбу с патологическим процессом. Бактериофаги сравнимы по эффективности с антибиотиками в отношении чувствительных микроорганизмов, но при этом не имеют противопоказаний к применению. Введение бактериофагов активизирует факторы специфического и неспецифического иммунитета, что особенно действенно для терапии длительных, хронических заболеваний, возникших в результате иммунодефицита . При воздействии низкоинтенсивного лазерного излучения на органном уровне изменяется рецепторная чувствительность, уменьшаются интерстициальный отек и напряжение тканей, нормализуется скорость кровотока, происходит образование новых коллатералей, сокращается длительность фазы воспаления. Целесообразность совместного применения лазера и бактериофага в лечении ВЗОМТ была обоснована нами опытным путем в доклиническом эксперименте. При облучении препаратов бактериофагов инфракрасным лазером с наиболее часто применяемыми в терапии частотами (80–1500 Гц) в течение 3 мин установлено, что литическая активность фаговых частиц под воздействием низкоинтенсивного лазерного излучения инфракрасного спектра по отношению к ряду значимых в клиническом аспекте, потенциально патогенных микроорганизмов (стафилококки, определенные сероварианты кишечной палочки и штаммы синегнойной палочки) имеет выраженную тенденцию к усилению. В предложенной нами методике курс лечения начинают после окончания менструации, на 5–7-й день менструального цикла. Бактериофаги вводят в полость матки трижды через день. Нами используется комплексный жидкий пиобактериофаг производства ФГУП «НПО «Микроген» МЗ России (г. Нижний Новгород), который активен против стафилококков, стрептококков, энтерококков, протея, клебсиелл пневмония и окситока, синегнойной и кишечной палочек. После опорожнения мочевого пузыря пациентка располагается на гинекологическом кресле. В асептических условиях в полость матки медленно через тонкий гибкий катетер с помощью шприца вводят 4–7 мл жидкого препарата бактериофага в зависимости от размеров матки и реакции со стороны пациентки на введение. После этого в задний свод влагалища вводят смоченный бактериофагом тампон для предупреждения вытекания препарата и реализации его противомикробного действия на уровне слизистой влагалища. Затем проводят сеанс лазерной терапии. Для этого накожно на низ живота (на 7–10 мин), на кубитальные ямки и яремную вырезку (на 2–3 мин) устанавливают лазерные излучатели (с зеркальными насадками) инфракрасного спектра с длиной волны 0,89 мкм, частотой следования импульсов 80–1500 Гц, мощностью в импульсе 5 Вт. Сеансы лазеротерапии проводят ежедневно, общая продолжительность курса лечения 7–10 дней. Способ позволяет повысить эффективность лечения за счет улучшения микроциркуляции в органах малого таза, нормализации трофики внутренней оболочки матки, устранения отека и инфильтрации эндометрия, подавления роста неспецифической микрофлоры, оптимизации факторов местного и общего иммунитета, снижения частоты вероятных системных побочных эффектов. При совместном применении лазерного излучения и бактериофагов, учитывая их комплексное положительное воздействие на очаг хронического неспецифического воспаления и организм в целом, возможен отказ от назначения антибактериальных химиопрепаратов, антиагрегантов, иммуностимуляторов, что имеет значительный экономический эффект. Предлагаемый способ – простой, доступный, он легковоспроизводим, не требует существенных экономических затрат, хорошо переносится больными. Из 32 пролеченных таким образом больных с хроническим эндометритом улучшение самочувствия, уменьшение болевых ощущений и исчезновение белей отметили все пациентки. Нормализация менструальной функции в виде нивелирования проявлений меноррагии и межменструальных выделений произошла у 84,4% женщин из числа имевших подобные нарушения до лечения (27 пациенток). По данным УЗИ и допплерометрии эндометрия, по окончании терапевтических мероприятий выраженная положительная динамика отмечена в 78,2% случаев, что проявлялось улучшением эхоструктуры эндометрия и показателей гемодинамики в сосудах матки. Остаточные явления воспалительного процесса при контрольном УЗИ визуализировались у 7 женщин (21,8%). Кроме этого, у большинства больных в течение 2 мес по окончании терапии произошла нормализация или существенное снижение уровня ИЛ-6 в цервикальной слизи (71,8%). В течение года после завершения курса лечения самостоятельная беременность наступила в 9 (28,1%) случаях и закончилась нормальными срочными родами в 8 из них; одна пациентка по личным мотивам прервала беременность. После успешной очередной попытки ЭКО и ПЭ наступила беременность у женщины с привычным невынашиванием в анамнезе без признаков угрозы прерывания. Две пациентки в настоящее время проходят прегравидарную подготовку и планируют беременность, остальные на данный момент по разным причинам в реализации репродуктивной функции не заинтересованы. Полученные результаты свидетельствуют о перспективности продолжения исследований в данном направлении.

В условиях формирования устойчивости у патогенных бактерий необходимость в новых антимикробных препаратах и альтернативных лечебных технологиях приобретает все большую значимость. По всей видимости, бактериофагам еще предстоит внести существенный вклад в терапию воспалительных заболеваний, в том числе в сочетании с другими лечебными факторами.

Литература

Список литературы диссертационного исследования доктор биологических наук Лазарева, Елена Борисовна, 2007 год

3. Адаме М. Бактериофаги: Пер. с англ. М.: Иностр. лит-ра, 1961.- 527с.

7. Алексеев А.А. Ожоговый сепсис: диагностика, профилактика, лечение. Дис. д-ра мед. наук. Москва. — 1993.

8. Алферова Э.В. Биологические свойства бактериофага Enterobacter и разработка научных основ технологии получения препарата бактериофагов Автореф. дис. .канд. биол. наук. Уфа. — 1995. — 30с.

11. Анаэробные фаги ./ С.П. Заева и др. // Межинститутская конференция по бактериофагу. 21-25 декабря 1940 г.

12. Анисимов С.В. Гидроколлоиды на основе пектина в лечении гнойных ран.- Авт. дис. . канд. мед. наук. -Акмола- 1994. 22с.

15. Антимикробная активность гиалуроновой кислоты./ И.Ф. Радаева и др. //Журн. микробиол. 2001. — № 1. — С.74-75.

20. Багаев В.Г. Эффективность зондовой интрагастральной терапии в лечении синдрома кишечной недостаточности при аппендикулярном перитоните у детей. Автореф. дис. . канд. мед. наук. Москва. — 2004. — 19 с.

26. Бартлетг Дж. Инфекции дыхательных путей. М. — СПб. — 2000. — 192 с.

28. Белоусов Ю.Б., Моисеев B.C., Лепахин В.К. Клиническая фармакология и фармакотерапия. М. — 1993.

30. Биохимия винограда в онтогенезе./ В.В. Арасимович, С.В. Балтага,

31. B.П. Пономарева. Кишинев: Штиинца. — 1975. — 152 с.

34. Орешкина, Л.В. Большаков //Антибиотики и химиотерапия. 2005. — Т. 50. — № 1. -СЛ1-17.

43. Веицел В.П. Внутриболышчные инфекции. М.: 1990. 656с.

46. Влияние пектина на жизнеспособность Vibrio cholerae. / Э.Г. Потиевский и др. // Ж. микробиол. 1995. — № 6. — С.22-23.

49. Воспаление. Руководство для врачей. / Под ред. В.В. Серова, B.C. Паукова. М.: Медицина. — 1995. — 640 с.

54. Гергиева Н.Б. Влияние пектина в рационе питания на обмен холестерина у крыс. // Вопросы питания. 1992. — № 2. — С.47-50.

57. Гольдфарб Д.М. Бактериофагия. М. 1961. — 298с.

60. Гостищев, В.К. и др. Перитонит. / В.К. Гостищев и др. М. — 2002.237с.

65. Джанелидзе Ю.Ю. Свободная пересадка кожи в России и Советском Союзе.-Л.: 1952.-72 с.

67. Донченко Л.В. Технология получения пектина и пектинопродуктов. Москва. ДеЛи. — 2000. — 255 с.

68. Дубровина Н.А. Влияние немедикаментозных факторов на липидный спектр крови и тромбоцитарное звено гемостаза у больных метаболическим синдромом Автореф. дис. .канд. мед. наук. Тюмень. 2004 г. — 22 с.

69. Ерюхин, И.А. и др. Кишечная непроходимость: Руководство для врачей. / И.А. Ерюхин и др. СПб.: Питер. — 1999. — 448 с.

71. Желчнокаменная болезнь как форма липидного дистресс-синдрома. / B.C. Савельев и др. // Анналы хирургии. 1998. — N 4. — С.41-45.

73. Заева С.П. Анаэробные бактериофаги.// Наркомздрав СССР. «Медгиз» Москва. — 1945.

74. Зостерин / А.А. Лоенко и др. Владивосток. — Дальнеука. — 1997.212с.

82. Ильина Т.С. Структурная организация и механизмы перемещений генных кассет, кодирующих резистентность к антибиотикам и факторы вирулентности бактерий. // Молекулярная генетика, микробиол. и вирусол. 2001. -N1. — С.3-12.

85. Интенсивная терапия. Под редакцией Мартынова А.И. / ГЭОТАР. -Медицина. Москва. — 1999. — 640с.

88. К дальнейшему совершенствованию применения пектина как профилактического средства при поступлении радионуклидов в организм человека. / А.Е. Романенко и др. // Гигиена труда и проф. заболевания. 1991. — № 12. — С.8-10.

89. Карваял, Х.Ф. и др. Ожоги у детей. / Х.Ф. Карваял, Д.Х. Парке. М.: 1990.-510 с.

90. Кислородный метаболизм лейкоцитов и белков острой фазы воспаления у пострадавших с проникающими ранениями груди и живота в раннем постгеморрагическом периоде./ Г.В. Булава и др. // Вестник Российской АМН. -2006. №3. — С.6-10.

93. Кокин Г.А. Применение фагов в хирургии. // Сов. мед. 1941. — N9. -С.15-18.

94. Коломийченко М.И. Применение бактериофага при стафилококковых хирургических заболеваниях. // Хирургия. 1941. — N 1. — С.30-35.

101. Крылов, В.В. и др. Черепно-мозговая травма. / В.В. Крылов, В.В. Лебедев // Врач. 2000. — № 11. — С. 13-18.

105. Лебедев В.В. Гематоэнцефалический барьер в практической нейрохирургии. // Нейрохирургия. 2006. — №2. — С.6.11.

106. Лебедев, В.В. и др. Профилактика и лечение гнойного менингита. / В.В. Лебедев, В.В. Крылов // Нейрохирургия. 1998. — №1. — С.51-57.

107. Левит И.Б. Фаготерапия в акушерстве и гинекологии. // Сб. работ по акуш. и гинек., Наркомздрав СССР, Медгиз. Москва. — 1944.

110. Лоенко, Ю.Н. и др. Зостерин. / Ю.Н. Лоенко и др. Владивосток, Дальнаука. — 1997. — 216с.

115. Максютша Н.П. До питання про взаемодш природних жшфенол1в з полюахаридами. // Фармац. журн. 1981. — № 4. — С.59-61.

116. Марри, Р. Биохимия человека. / Р. Марри и др., «Мир» 2004. — Том 1. -381 е., Том 2.-413 с.

119. Методические указания по определению чувствительности микроорганизмов к антибактериальным препаратам: Метод, указ. МУК 4.2. 189004 ed. М.: 2004.

124. Навашин С.М., Фомина И.П. Справочник по антибиотикам. М. 1974.416с.

125. Назаров П.Г. Реактанты острой фазы воспаления.- Санкт-Петербург: Наука,-2001.-423 с.

128. Нутритивная поддержка больных в критических состояниях./ Т.С. Попова и др.// М.: 000″Издат. дом «М Вести». 2002.-320 с.

129. Об унификации микробиологических (бактериологических) методов исследования, применяемых в клинико-диагностических лабораториях лечебно-профилактических учреждений: Приказ N 535 МЗ СССР. М.: 1985. 126 с.

133. Основные методы лабораторных исследований в клинической бактериологии / J. Vandepitte и др. // ВОЗ. Женева. — 1994. — 132с.

134. Основы микробиологии, вирусологии и иммунологии. Под ред. А.А. Воробьева, Ю.С. Кривошеина. М. — 2002. — 224с.

135. Оценка физического развития, питания и состояния эритроцитарной системы у детей грудного возраста при добавлении в рацион пектина из хлопковых коробочек. / И.Т. Саломов и др. // Вопросы питания. 1994. — № б. — С. 16-18.

136. Парнес В.А. Изучение закономерностей выделения фага из организма. // Журн. микробиол. 1949. — N12. — С.6-11.

138. Паршин, В.Д. и др. Лечение Рубцовых стенозов трахеи. / В.Д. Паршин, Л.М. Гудовский, М.А. Русаков // Хирургия. 2002. — № 3. — С.25-32.

139. Пектин: получение, структура и перспективы применения. / Д.Ф. Сайфина и др. // Георесурсы. 2000. — № 2. — С.36-38.

144. Поливалентный пиобаетериофаг в лечении острых кишечных инфекций / М.З. Шахмарданов и др.// Рос. мед. журнал. 1997. — N1. — С.54-55.

151. Потиевский, Э.Г. и др. Медицинские аспекты применения пектина./ Э.Г. Потиевский, А.И. Новиков. М.: Медицинская книга. 2002. — 96 с.

157. Применение препарата «Нутрисорбосан», состоящего из натуральных растительных компнентов в местном лечении раневого процесса у больных с синдромом диабетическая стопа./ Б.С. Брискин и др. // Практическая фитотерапия.- 2001. № 2. — С.4-10.

160. Про антивиразкову дно рослинного комб!нованого препарату «Фластапюл». / Г.М. Лшкан и др. // Фармац. журн. 1981. — № 6. — С.51-55.

161. Профилактика внутрибольничных инфекций. Рук. для врачей. / Е.П. Ковалева, Н.А. Семина. М. — 1993. — 228с.

163. Профилактические дозы сухого дизентерийного бактериофага / Е.Г. Бабаловаи др. //Журн. микробиол. 1968. -N2. — С.143-145.

167. Рахнев, Н. и др. Пектин современные аспекты применения./ Н. Рахнев, И. Исаев // Фармация. -1981. — №6. — С.63-68.

169. Сельцовский П.Л. Лечение при ожогах закрытым методом. // Военно-мед. журн. 1952. — №1. — С.28-32.

170. Септический шок. / М.В. Гринев и др. // Вестник хирургии. 2004. -Т.163. -№ 2. — С.12-17.

173. Состав и приготовление сред для внутрикишечного введения при перитоните: Методические рекомендации. М. — 1986.

174. Способ лечения острых кишечных диарейных инфекций./ Ш.Ш. Шавахабов и др. // Патент № 1790412 Госкомизобретений при ГКНТ СССР 22.09.1992.

178. Сутин И.А. Бактериофаги и их применение в медицинской практике. //Медгиз- 1958.- 120 с.

180. Толкачева Т.В. Профилактика эндогенного инфицирования больных острыми лейкозами путем коррекции дисбактериоза кишечника Автореф. дис. .канд. биол. наук. Москва. 1981.

183. Тутельян, В.А. и др. Новые стратегии в лечебном питании. / В.А. Тутельян, Т.С. Попова. М. — 2002. — 141с.

186. Фаготерапия воспалительных урогенитальных заболеваний женщин. /

187. B.И. Кисина и др. // Вести, дерматологии и венерологии. 1996. — №5. — С.75.

190. Федоров B.C. «Результаты консервативного лечения дислипопротеинемии при липидном дистресс-синдроме в амбулаторно-поликлинических условиях» Дис. канд. мед. наук (в форме научного доклада) -Москва. 1999.

192. Фримель Г. Иммунологические методы. М. «Медицина». — 1987.472 с.

193. Хайруллин И.Н. Роль микрофлоры хирургического отделения в развитии послеоперационных осложнений хирургических ран и их коррекция с помощью бактериофагов. Автореф. дис. .канд. мед. наук. Казань. — 2003. — 19с.

197. Цулукидзе А.П. К методике применения бактериофага в хирургической практике. // Вестн. хир. 1941. — № 6. — С.679-685.

202. Шаликашвили С.Р. Комплексное применение специфических фагов, антибактериальных и иммунных препаратов при различной локализации гнойно-воспалительных процессов. Автореф. дис. .канд. мед. наук. Тбилиси — 1992.- 14 с.

203. Шевелухина Н.Р., Абаевф Ш., Карасева З.К. // Орган. Химия и пути развития хим. произ. в Киргизии. Фрунзе. — Илим. — 1976. — С.89-91.

205. Шендеров Б.А. Медицинская микробная экология и функциональное питание. Т.Н. Социально-экологические и клинические последствия дисбаланса микробной экологии человека и животных.- М.: Издательство ГРАНТЪ. 1998. -416 с.

209. Щепеткин И.А. Активация макрофагов растительными полисахаридами. // Антибиотики и химиотерапия. 2004. — Т. — 49. — № 1. — С.35-42.

217. Янсонс Т.Я. Лечение и реабилитация детей с гастритом с применением биологически активных веществ морских гидробионтов в условиях поликлиники.-Автореф. дис. .канд. мед. наук. Владивосток. — 1998. — 24с.

218. Ярилин А.А. Основы иммунологии. М. — Медицина. — 1999. — 608 с.

220. Adam D. Global antibiotic resistance in Streptococcus pneumonia. // J. Antimicrobial Chemotherapy. — 2002. — V.50. — N51. — P. 1-5.

221. Anderson R.M. The pandemic of antibiotic resistence. // Nature Med. -1999. V.5. — N 2. — P.147-149.

224. Bacteriophage treatment of suppurative skin infection. / M. Cislo et al // Arch.Immunol.Ther.Exp. 1987. — N2. — P. 175-183.

227. Bedeutung der angeborenen Immunantwort in der Sepsis / C. Hoemer et al.// Anaesthesist. 2004. — V.53. — N1. — P. 10-28.

230. Calcium pectinate capsules for colon-specific drug delivery. / C. Xu et al // Drug Dev Ind Pharm. 2005. — Jan. V.31 — N2. — P. 127-134.

231. Cerda I.I. Untersuchingen zur bedeutung von citruspectin in der ernaehrung. // Confructa. 1988. — V.32. — N 1. — P.6,8-11.

234. Comparative response of swine and rats to high-fiber of high-protein diets. / W.G. Pond et al //J. Anim Sci. -1989. N.67. — P.716-723.

238. Deitch E.A. Bacterial translocation: the influence of dietary variables. // Gut. 1994. — V.35. — N1. — P.923-927.

239. Diakema, D.I. et al Oxazolidinonen: a review. / D.I. Diakema, R.N. Jones //Drugs. 2000. — V.59. — N 1. — P.7-16.

242. Dupont H. La decontamination digestive selective: le feu reste а Г orange.// Ann. Fr. Anest. Rean. 2005. — V.24. — N4. — P.341-342.

254. Genome seqinence of enterohaemorragic Escherihia coli О 157:117./ N.T. Perna et.al // Nuture. 2001. — V.409. — N6819. — P.529-533.

262. Hugle G. Sepsis und Gerinnung. // Intensiv und Notfallbehandlung. 2003. -V.28.-N 1.-P.1-3.

269. Kutter E. Phage therapy: bacteriophages as antibiotics. // T4phage elwha. evegreen. edu; 360 866 6000, X 6099.

272. MacFie J. Bacterial translocation in surgical patients. // Fnn. R. Coll. Surg. Engl. 1997. — V. 79 .- P. 183-189.

277. Moore F.A. The Role of the Gastrointestinal Tract in Postinjury Multiple Organ Failure. //Am. J. Sutg. 1999. — V. 178. — N 6. — P449-453.

278. Mugnitude and Duration of the Effect of Sepsis on Survival. / A.A Quartin et al. //JAMA. 1997. — V.277. — N13. — P.1058-1063.

283. Pectin solution as a blood substitute./ F.W. Hartman et al // Ann. Surg. -1941. V.l 14. — N2. — P212-225.

286. Reiter B. Inhibition of coly bacteriophage T2 by apple pectin.// J. Gen Microbiol. 1956. — V.14. — N 2. — P.323.

287. Reith H. B. Peritonitistherapie heute. // Langenbecks Arch Chir. 1997. -V.382 (Suppl 1).-P. 14-17.

294. Soothill J.S. Bacteriophage prevents destruction of skin grafts by Pseudomonas aeruginosa. // Burns. 1994. — V.20. — P.209-211.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *