У ребенка депрессия

В Москве начала работать группа поддержки для подростков в депрессии и их родителей. По мнению психологов, с депрессией лучше бороться всей семьей

Эмоции — иногда как тигры и надо уметь с ними договариваться

20 — 25% самоубийств в мире приходится на подростков в состоянии депрессии. Такие данные на своей странице в Интернете приводит проект «Ты не один».

Специалисты центра считают, что с подростковой депрессией важно работать системно: индивидуальное консультирование, группы поддержки для родителей и подростков и распространение адекватной информации о том, что такое депрессия. Рассказывает руководитель проекта «Ты не один», психолог и психотерапевт Настасья Крысько.

«Ребенка подменили»

Настасья Крысько

— Подросток в депрессии находиться в очень уязвимой ситуации — он чувствует себя одиноким и при этом у него только формируются такие социальные навыки, как поиск поддержки, просьбы о помощи, стратегии преодоления проблем. Эти факторы увеличивают риск суицидального поведения у подростков.

Да и причин для возникновения депрессии в подростковом возрасте хватает: буллинг, насилие (сексуальное, физическое, психологическое), потеря близкого, травматичное событие, изоляция, наследственность — предрасположенность к депрессии, гормональные изменения.

— Но как понять, что ребенок не просто переживает переходный возраст, который тоже может проходить бурно, сложно, а именно депрессию?

— Продолжительная грусть, апатия, чувство безнадежности, сильная беспричинная усталость и слабость, отдаление от друзей и близких, снижение успеваемости, изменение пищевого поведения, нарушение сна, мысли о смерти, трудности с концентрацией внимания – все это очевидные симптомы меланхолической депрессии. Но есть и такие, распознать которые на первый взгляд довольно трудно.

Например, в подростковом возрасте депрессия часто может маскироваться за асоциальным поведением: правонарушения, агрессия, употребление психоактивных веществ, самоповреждающее поведение, побеги из дома – все это тоже может быть признаками так называемого делинквентного типа депрессии. Про это мало говорят, но мне кажется, что это важно знать. Может быть депрессия и ипохондрического типа — когда подросток часто жалуется на здоровье, ходит по врачам.

Чаще всего, конечно, можно наблюдать меланхолический тип депрессии, о котором мы уже говорили выше. В этом случае снижается интерес к жизни, настроение, физическая активность, ничего не хочется делать, нет сил. Может измениться сон: трудно засыпать или человек просыпается ранним утром и не может спать дальше, или сон поверхностный; меняться может и пищевое поведение: пропал аппетит либо, наоборот, постоянный голод.

Подросток все меньше общается, рвутся социальные связи – с семьей, с друзьями, с учителями. Подросток с депрессией может избегать разговоров с близкими людьми, меньше ухаживает за собой, резко снижается успеваемость.

Первое, что можно сделать, если родитель заметил тревожные признаки, — попробовать поговорить с ребенком. Важно не критиковать, не обесценивать, а выслушать с искренним интересом. Поддержка родителей очень важна для подростков. В таком разговоре они могут попросить о помощи, рассказать, что с ними происходит или просто знать, что родитель рядом.

Если родители видят, что его ребенок резко изменился, то важно обратиться за помощью к специалистам, это может быть психолог или врач-психиатр. Часто родители подростков жалуются, что «ребенка как будто подменили». Это не всегда симптом именно депрессии, но игнорировать его не стоит – лучше обратиться за профессиональной помощью.

Причины подростковой депрессии

Основная причина возникновения депрессии у подростков − это стремительные гормональные изменения в организме в сочетании с неспособностью несформировавшейся психики адекватно реагировать на стрессы и критику.

Почему подростки подвержены депрессивным состояниям? Провоцирующими факторами являются:

  1. Замена детского представления мира на погружение во взрослую жизнь со всеми ее трудностями и недостатками.
  2. Юношеский максимализм (в подростковом возрасте любая незначительная проблема превращается в катастрофу глобальных масштабов, что связано с обострением эгоизма).
  3. Неблагоприятная ситуация в семье (в этом случае дети остро реагируют на сложные отношения между родителями, частые ссоры, развод, недостаточное материальное положение).
  4. Бич современности – интернет-зависимость (ребенок погружается в виртуальный мир, а реальный повергает его в состояние угнетения).
  5. Издевательства одноклассников, насмешки, одиночество, которые часто становятся причинами развития депрессии в школьном возрасте.
  6. Необходимость в переезде семьи в другой город или страну (подросток вынужден разорвать налаженные связи с друзьями, соседями, одноклассниками, а на новом месте строить новые круг общения).
  7. Подростки из группы риска, на которых оказывается сильное давление в семье (ребенок подвергается критике, связанной с учебой в школе или другими видами деятельности).

Иногда возникает депрессия и на фоне общего благополучия (чрезмерная опека в семье). В этом случае психика расслаблена и не способна противостоять даже минимальным стрессам.

Также существует фактор наследственности, который увеличивает вероятность развития подростковых проблем и отягощает их проявления. Следует помнить, что мрачное настроение у ребенка никогда не появляется без причины. И не стоит все списывать на сложный возраст. В корне каждой проблемы кроется причина, а справляться с этими проблемами следует всей семьей.

Мало кто из взрослых понимает, как и когда начинается детская депрессия. И мало кто понимает, что с ней делать

Ребенок всегда был белый и пушистый, а тут вдруг испортился. Был милый и дружелюбный, а стал злой и истеричный. Был почти отличник, а скатился на двойки и тройки. Был такой позитивный, а стал нытик. Кажется, пришли гномы, унесли хорошего ребенка, принесли какого-то гадкого подменыша.

Долгое время считалось, что никакой депрессии у детей вообще не бывает – что депрессией на сложные обстоятельства жизни может реагировать только сформированная личность. Потом врачи выяснили, что депрессия бывает и у детей, но отличается от депрессии у взрослых.

Детскую депрессию нелегко распознать и диагностировать, потому что она прячется за другие, более выраженные проблемы – в зависимости от возраста ребенка. Чем младше ребенок, тем труднее распознать депрессию за нытьем, жалобами «живот болит» и «ножки болят».

Ребенок плохо ест, плохо спит, плачет. У старших дошкольников на первый план выходят страхи, неусидчивость, тревожность, иногда агрессия. У школьников заметнее всего оказывается неуспеваемость, нежелание учиться, вспыльчивость и вздорность.

Взрослые чаще всего не в состоянии понять, что происходит с ребенком. Он кажется им то больным, то капризным. Они объясняют его состояние ленью, грубостью, распущенностью. Родители считают, что ребенок обнаглел, и хватаются за ремень, а надо бы за голову. До специалистов некоторые семьи добираются только тогда, когда ребенок начинает заговаривать о суициде.

Откуда это?

Детство принято считать счастливой и беззаботной порой, а детские проблемы кажутся взрослым пустяковыми, легко преодолимыми. Но дети, так же, как и взрослые, переживают стрессы и горе, – но, в отличие от взрослых, у них еще нет ни жизненного опыта, ни умения с ними справляться.

Детская депрессия, так же, как и взрослая, не имеет единой причины. Ученые выделяют несколько разных предпосылок.

Во-первых, это биологически факторы (в том числе врожденные нарушения нейробиохимического баланса в синапсах мозга, изменения в некоторых структурах мозга, нарушения биологических ритмов и т.д.)

Во-вторых, это генетические факторы (наследственная предрасположенность – у родственников детей с диагностированной депрессией часто есть депрессия, биполярное расстройство или другие психические заболевания).

В-третьих, психосоциальные предпосылки: в первую очередь – психические травмы. У младенцев – отделение от матери (больница, санаторий, приют, детский дом); у детей старше 4 лет – скандалы в семье, развод родителей, смерть близких и рождение братьев или сестер; у школьников – школа; у всех – катастрофы, войны, тяжелые социально-экономические перемены. Причиной депрессии может стать тяжелая болезнь или возрастной кризис.

Некоторые ученые указывают, что одна из предпосылок к появлению депрессии – это личностные особенности и способы реагирования на стресс: одни дети легко адаптируются к трудной ситуации, другим она кажется невыносимой.

Послеродовая депрессия – миф или правда?

Плохое или нестабильное настроение, отсутствие аппетита, сна и вкусовых ощущений, безразличие ко всему – послеродовая депрессия имеет много общего с депрессией клинической. Но для молодых мамочек в таком состоянии характерны постоянная тревога, ощущение, что они ничего не успевают, и отсутствие любви к ребенку. О заболевании можно говорить, если симптомы не проходят больше двух недель.

С точки зрения физиологии депрессии после родов быть не должно. У женщины после родов вырабатывается в большом количестве гормон окситоцин, который провоцирует ее заботиться о ребенке.
Наталья Винниченко психолог

«Окситоцин способствует тому, чтобы у женщины появилось желание заботиться. И в связи с выработкой этого гормона должно быть безграничное ощущение счастья, – поясняет психолог Наталья Винниченко. – Но если у женщины нездоровая психика или она, например, очень сильно тревожились, что не будет ребенка вообще, или тяжело дались беременность, роды, или были трудности с зачатием, то депрессия может начаться». Сами рожавшие женщины уверяют, что в состояние это можно «провалиться», даже если все было вполне благополучно – или кажется, что было.

Елизавета (имя изменено по просьбе героини) родила первого ребенка в 23 года. За плечами – оконченное высшее образование, рядом – любимый, беременность прошла легко, из роддома Лизу с малышкой выписали на четвертый день. Пока молодая мама лежала в палате, ощущения того, что жизнь кардинально поменялась, не было: малышку приносили для кормления и тут же уносили. После выписки Елизавете пришлось познакомиться и с ребенком, и с новой собой.

Депрессия у Лизы началась с осознания, что ее жизнь и она сама ей больше не принадлежат: все, что казалось минимальным набором рутинных действий, стало роскошью. Молодая мама говорит, что не могла «позволить себе» сходить в туалет, принять душ и поесть. «Ты остаешься одна: муж уходит на работу, бабушки и дедушки расходятся по домам, и вот тогда возникают паника и ужас. Во мне будто что-то щелкнуло, и я поняла, что моя жизнь резко перевернулась с ног на голову, – вспоминает женщина первый опыт материнства. – Я больше не могу сделать ничего из того, что хочется, даже спокойно поесть. Сложнее всего принять тот факт, что жизнь так сильно меняется только у тебя: обидно, но ни у мужа, ни у наших родителей – только у тебя».

Женщина принимает на себя весь удар. Ощущение, что меня выкинули даже не посреди речки, а посреди океана. Сказали выплывать – и надо плыть, а берегов не видно. И ты начинаешь плакать, играть вместе с этим ребенком, к которому ты не чувствуешь в лучшем случае ничего.
Елизавета преодолела послеродовую депрессию

Фото: /Ondrooo

Что потом?

Депрессивный эпизод у ребенка без лечения в среднем длится 9 месяцев. Это продолжительность целого учебного года. Дети обычно резко отстают от сверстников в учебе и выпадают из социальной жизни. Фактически – они теряют целый год жизни.

Депрессия часто возвращается. Исследование, опубликованное в The Journal of the American Medical Association, показывает, что взрослые, пережившие депрессию в подростковом возрасте, меньше зарабатывают по сравнению со здоровыми сверстниками, реже получают высшее образование, чаще оказываются безработными, испытывают больше проблем на работе, в социальной и семейной жизни. Депрессией они страдают вдвое чаще, чем взрослые, у которых раньше не было таких проблем. 7% из них совершают самоубийство, 34% пытаются это сделать (0% – среди тех, кто в юности не страдал депрессией).

Рассказывают мамы

Вот несколько историй из жизни (имена мам и детей изменены). Во всех случаях диагноз «депрессия» был поставлен врачом.

Елизавета, мама Егора: «Все началось в пятом классе. Похоже, ему было трудно справляться с новыми требованиями в школе. Он говорил, что не хочет в школу, не пойдет, что у него болит живот. Несколько раз его рвало перед школой. Потом он стал говорить, что у него не ходят ноги. Мне вообще стало казаться, что это чужой, незнакомый ребенок: мой никогда не хлопал дверями, не орал истерично. Разговоры с ним превратились в хождение по минному полю: никогда не знаешь, на что среагирует и где взорвется. Он стал плохо засыпать по ночам, плакал, кричал, что не выспится, что утром не сможет пойти в школу, от этого совсем перестал спать. У него все время болела голова, начались тяжелые мигрени.

Учиться почти перестал – посыпались двойки и тройки по всем предметам, одна тетрадь для всех уроков, домашнюю работу не делал, после школы болтался с друзьями по чужим дворам. Подруги говорили – может, у него подростковый возраст начался? Но какой подростковый возраст у маленького десятилетки?

Потом стало совсем страшно: он начал говорить про бессмысленность жизни, про то, что не хочет жить, что все кругом – только сон…

Ничего не делал, сидел дома и катал свои машинки, в которые любил играть, когда ему было года два. Отказывался мыться, стричься, чистить зубы, причесываться, менять одежду. Жаловался, что не может читать – буквы не складываются в слова, не понимает смысла прочитанного, не может решить задачу, потому что не понимает, о чем она. Вот только тут я поняла, что с ним – и побежала с ним к врачу».

Татьяна, мама Антона: «Двое одноклассников Антона издевались над ним прямо на переменах в коридоре, под носом у учительницы, унижали его. А у него в это время было еще обострение бронхиальной астмы. В результате – полная потеря работоспособности, утрата всех школьных навыков, сильная утомляемость, сонливость и вместе с тем, очень плохой сон; заметное снижение самооценки, страхи, несколько раз писался ночью.

Обострение астмы долго не могла купировать, присоединилась инфекция, в результате пневмония. Я предположила депрессию, пошла с ним к клиническому психологу и неврологу. Первая взяла его на занятия, вторая назначила лечение. Оно помогло, его отпустило, но восстанавливался потом еще два года с лишним, да и до сих пор аукается это все неуверенностью в себе».

Галина, мама Сережи: «Все началось в четвертом классе, осенью. Дети со сложностями в общении к этому, наверное, в принципе склонны.

В разговорах перед сном он стал высказывать страхи за свою жизнь и особенно за мою. Был глобальный страх смерти. Он плакал. Учительница в школе обратила внимание на резкий спад успеваемости и ухудшение поведения.

Нужно было что-то делать, чтобы помочь ребенку. У врача все и выяснилось. Лечение помогло быстро, и на этом все кончилось. Возможно, потому, как сказала врач, что мы поймали депрессию на самой начальной стадии».

Марина, мама Германа: «Сыну исполнилось 13, он пошел в седьмой класс. Почти одновременно из семьи ушел отец и умерла бабушка, которую сын очень любил. Сын лежал на диване в обнимку с кошкой и ничего не делал. Строил домики из подушек и одеял. Пропал аппетит. Появились головокружения, предобморочные состояния.

Сын стал уходить из школы после двух-трех уроков. Уроки не учил вовсе, причем объяснял это ленью, отсутствием силы воли: «Хочу, буду, собираюсь – но завтра, сегодня не могу». Потом тяжело заболела я. Пока я лежала в больнице, сын жил у родственников, отказывался мыться, чистить зубы, прогуливал школу, лежал в постели, оборвал все социальные контакты. Лечение назначили, но оно не очень помогло, хотя восстановили сон и аппетит. Целый учебный год пропал. Сейчас он учится на дому, приходят учителя, но больше 40 минут нелюбимыми предметами заниматься не может, сразу головные боли и дурнота».

Школа как причина

После семи лет главной причиной детских депрессий становится школа. Самые типичные проблемы – это тяжелое привыкание к первому и пятому классу, проблемы в отношениях с одноклассниками, школьная травля и непрофессиональное поведение учителя.

Иовчук и Северный в статье «К проблеме дидактогенных расстройств у школьников», вышедшей в 2007 году, пишут: «В последние 10 лет среди наблюдаемых нами детей отмечается неуклонный рост тяжелых и затяжных депрессивных состояний, определенно связанных со школьным обучением, а именно с неадекватностью воспитательных мер, несправедливым отношением учителя, в том числе занижением оценок, применением «невротизирующих» тестов (прежде всего теста на скорость чтения), психологическим и физическим насилием».

Учитель может и не унижать ученика лично: ребенок наблюдает за тем, как учитель общается с классом и боится публичного унижения. Ребенок начинает болеть, жаловаться на живот, на тошноту, его рвет перед школой, он отказывается туда идти под всеми возможными предлогами… Обостряются страхи, появляются когнитивные нарушения (дети с трудом концентрируются, им тяжело думать, они жалуются на собственную тупость), учеба становится невозможной…

Тяжелее всего – реакция родителей на детские проблемы. Родители требуют от ребенка хорошей учебы. Родители занимаются с ним дополнительно, усиливают контроль, лишают ребенка удовольствий – и все это усиливает депрессию.

На одном родительском интернет-ресурсе одна мама жаловалась: «Я уже лишила его компьютера, телевизора и прогулок, Новый год отменили, подарка на день рожденья тоже не заслужил. Стал сидеть «ВКонтакте” с телефона, телефон тоже забрала. Теперь целыми днями лежит на диване и все равно ничего не делает. Как мне еще его наказать?»

Иногда родители прибегают к физическим наказаниям; последствия для депрессивного ребенка могут быть самыми отчаянными.

Иовчук и Северный пишут: «В коррекционной работе чрезвычайно важно участие родителей, которые, как правило, не понимают характера и глубины психических нарушений ребенка, поначалу отказываются принять психиатрическую, особенно психофармакологическую терапию, склонны обвинять ребенка в «симуляции”, лени, хулиганстве и т.п.

При неправильном поведении родителей депрессия принимает еще более затяжной характер и приводит к глубокой школьной дизадаптации (незаконченная школа, необходимость перевода в экстернат, школу индивидуального обучения для детей с ослабленным здоровьем и детей-инвалидов). Тем не менее, при настойчивой психотерапевтической работе с родителями чаще всего удается вовлечь их в психокоррекционный процесс в интересах больного ребенка. Чего, к сожалению, почти никогда нельзя сказать о педагогах».

Подростки ищут свою стаю

— Как именно работа в группе может помочь подростку?

— Хорошо сочетать групповые и индивидуальные занятия. Консультация позволит работать с индивидуальным запросом, делиться чем-то личным, а группа помогает формировать навыки общения, не чувствовать себя одиноким, получать и запрашивать поддержку.

Особенность подросткового возраста в том, что подростки стремятся к общению, ищут своих, у них есть искренний интерес к другим, любопытство, но часто нет умения строить отношения.

А вот в группе как раз можно учиться взаимодействовать друг с другом, проговаривать чувства, получать обратную связь — и все это в безопасном формате, когда нет риска «пораниться». Кроме того, на группе можно узнать, увидеть, кто и как справляется: например, Маша говорит, что когда ей грустно, она включает музыку и убирается. А Саша, наоборот, тихо сидит на кухне и пьет чай. Кто-то рисует, а кто-то медитирует – почему бы и мне не попробовать?

Группа это безопасное место для общения, поиска новых стратегий и способов справляться с разными состояниями.

В России около 10% населения (15 миллионов человек) имеют диагноз «депрессия», из них около 5 % — подростки в возрасте от 14 до 17 лет.

— Как подросток может попасть к вам на группу? Будет ли кто-то его диагностировать, или достаточно подозрений родителей?

— Обычно родители подают заявку через сайт, и мы назначаем первичное собеседование, где мы знакомимся с подростком и родителями, разговариваем, узнаем об ожиданиях и запросах, а затем решаем, что лучше подойдет – индивидуальная терапия или групповая. Очень часто сочетаем оба подхода.

— А если сам мальчик или девочка говорят, что не хочется никуда идти? Как родитель может эффективно уговорить ребенка «попробовать» группу?

— Если сам парень или девушка не хочет – мы с этим ничего сделать не сможем, нельзя заставить ходить на группу и получать помощь. Как правило, подросткам и любопытно и тревожно, и на первую встречу они приходят немного настороженными, а потом втягиваются, им нравится. Подросткам совсем не хочется оставаться в этом состоянии.

Чаще всего у подростка в депрессии действительно есть надежда, что ему что-то или кто-то поможет, они верят, что можно что-то сделать, они хотят пробовать. Надежда – это важно при работе с депрессией, и со стороны семьи, и со стороны самого подростка, и у специалиста – фактор надежды повышает и продвигает эффективность терапии.

— Кто ведет группу, какова роль ведущего?

— Группу ведут два специалиста, групповая программа предусматривает 10 встреч раз в неделю в течение трех месяцев. Ведущие — психологи, психотерапевты, которые, помимо профильного образования, имеют также опыт работы с подростками и с группами.

Роль ведущего в группе не менторская и не «дружеская». Правильнее было бы сказать, что это партнерские отношения.

На группе действует принцип активной ответственности, когда подросток сознательно берет на себя задачу, которую ему важно было бы решить. Например, научиться управлять гневом, понимать оттенки своих чувств, снизить частоту конфликтов с родителями, запрашивать поддержку и так далее. А группа его в этом поддерживает. При работе с депрессией важно обращать внимание даже на минимальные изменения.

— На что похожа встреча группы? Это чаепитие, клуб по интересам?

— Скорее это беседа, обсуждение в кругу. Встреча длится два часа. Структура каждой встречи будет различаться, но в целом ребята рассказывают о том, что им важно: о себе, о трудностях, делятся своим настроением. Ведущие могут предложить упражнение и обсудить его потом, на группе может возникать дискуссия на какую-то тему: например о том, зачем нам нужны эмоции или какое поведение самое эффективное при конфликтах, что можно делать, когда очень грустно и одиноко и так далее.

В конце встречи очень важна обратная связь от участников: здесь можно проанализировать и отметить, что было на группе важным, чего не хватило, поменялось ли собственное состояние. Группа — это безопасная среда. И ведущий, и сами участники следят за соблюдением правил: фокусироваться на позитивном, замечать изменения, поддерживать уважительное отношение друг к другу.

Группа – это еще и про дружбу, начало новых отношений, ребята будут общаться и после группы. Не все проблемы можно решить на группе, какие-то требуют индивидуальной работы, но общие стратегии мы можем обсуждать и вместе. Например, как вести себя во время ссоры с родителями или друзьями.

Важно видеть в себе хорошее

— Регламент 10 встреч раз в неделю — это много или мало? Что ждет этих ребят потом?

— 10-12 встреч — это стандарт подростковых групп. Подростку важно видеть и чувствовать границы. Это настраивает на работу, позволяет расставить приоритеты: что я хочу успеть за этот период, чему научиться, какие я себе ставлю цели? Например, научиться контролировать свою грусть, найти друга, попробовать что-то новое в общении с людьми.

Всех задач за время группы не решить, но после группы ребята могут подумать про индивидуальные консультации, или захотеть заняться спортом, что очень полезно при депрессии — бег, бассейн, борьба, они помогают регулировать свое тело, дыхание, напряжение. Или заняться танцами, пойти в литературную студию.

Главное – что ребенок готов к контактам, преодолел замкнутость, страх, у него появился интерес к жизни.

Но при депрессии важно, чтобы сам подросток захотел попробовать пойти куда-то, заставлять нельзя.

— Как подросток может понять, что он вылечился?

— Если подросток стал замечать разные проявления своего настроения, стал больше следить за собой, если появляются интересы, стало меньше проблем со сном, уходит желание навредить себе – он на правильном пути. Сами подростки в качестве критериев называют улучшение отношений в семье, в школе, с друзьями, более позитивное эмоциональное состояние.

При работе с депрессией важно учиться замечать даже самые небольшие изменения, уметь их поддерживать, быть готовым к ухудшениям, не обесценивать свои старания и себя.

И вот для этого важно включение не только подростка, но и всей его семьи. Для подростка важно, чтобы родители отметили, как он старается не ссориться, или сдать долги по учебе, или не проспать.

В процессе работы с психологом всегда важно обозначать, какова цель, к которой мы вместе идем. С подростком, с родителями. Когда она достигается, работу можно приостановить, завершить или продолжить, выбрав новую цель. Важно не забывать, где и как подросток может получить помощь, чтобы в дальнейшем он знал, куда обратиться.

— Не значит ли это, что, раз депрессия дебютировала в столь юном возрасте, она не раз еще вернется и во взрослой жизни? Эти ребята – в зоне риска?

— Чем раньше мы выявим депрессию, тем меньше вероятность того, что клиническая картина осложнится и разовьется в более сложную. Чем раньше мы будем выявлять депрессию у детей и подростков, тем выше шанс предупредить рискованное, суицидальное поведение. Важно проводить в школах занятия для подростков, где учили бы, как запрашивать поддержку, как ее оказывать, к кому обратиться – это повысило бы частоту своевременного обращения к специалисту.

Настасья Крысько: «Группы поддержки подростков с депрессией проект «Ты не один» впервые запустил зимой 2018 года: сейчас у нас проходит первая группа, набор во вторую объявлен на осень 2018. С подростками мы работаем уже больше 15 лет. «Ты не один» является проектом нашей организации — Некоммерческого Партнерства содействия развитию детей и подростков «Перекресток плюс». Мы – за системный подход: работаем не только с подростком, но и с теми, кто входит в его социальную ситуацию: семьей, специалистами. В рамках проекта мы проводим лекции, на которых рассказываем о подростковой депрессии, обучающие семинары для специалистов, где учим работе с депрессией у подростков. Наша задача — формировать адекватное представление о том, что такое депрессия, как она протекает, как это заметить и как с этим быть, а также делать такую помощь доступной.

Депрессии подвержены дети разных возрастов, но период с 13 до 16 лет является пиковым для ее возникновения. Подросток в этом возрасте наиболее восприимчив и раним. Все, на что раньше он не обращал внимания, теперь может его сильно задеть, оставить неизгладимый след в самооценке, да и вообще поменять мировоззрение.

Причина №1 Обидные слова.

Например, брошенные в гневе, обидные слова родителей или неудачная шутка одноклассника, друга. А ещё хуже – нескольких ребят сразу.

Я вспомнила, какой большой дискомфорт я чувствовала, когда подруги шутили про мою внешность. Хотя и шутки вроде бы были не злыми, но обидно очень. Подросток начинает чувствовать, что-то с ним не так, он чем-то хуже других. Это первый шаг к возникновению депрессии. Если подобные ситуации повторяются часто, то состояние постепенно усугубляется, и может дойти до настоящего заболевания.

Родители, обратите внимание на то, в каком настоянии возвращается ребёнок из школы! Хочет ли общаться с друзьями, или его что-то смущает. Мы не расскажем о своих проблемах просто так. Мы уже не маленькие дети и не будем жаловаться. Но нам нужна ваша помощь и понимание.

Причина №2. Экзамены и учёба.

Самые тяжелые формы депрессии у подростков проявляются в возрасте от 15 лет, потому что подросткам предстоит выбор профильного направления и будущей профессии. Также это связано со скорой или уже неудачной сдачей экзаменов. Или с негативным опытом экзаменов.

Одна моя подруга так переживала из-за ЕГЭ, потому то ОГЭ прошли не очень удачно. Хорошо, что в этот раз она отлично справилась. Её очень сильно поддерживали родители друзья, а в прошлый раз – напротив – пугали плохими оценками.

Делайте выводы что эффективнее: пугать или поддерживать и внушать уверенность в себе?

Экзамены это на самом деле большая проблема для школьников. Мне кажется, дело даже не в трудной школьной программе, потому что при желании можно выучить все что угодно. Причина стресса в нагнетании родителей и учителей, часто подростки слышат от классного руководителя – «Вы ничего не сдадите, жаль я только тратила на вас время». Или мама говорит – «Не сдашь экзамены — пойдешь мести дворы, вся жизнь пойдет по наклонной». Конечно, педагоги и родители волнуются за нас, вовсе не хотят никого запугивать, им важен наш результат, что несомненно хорошо. Но пожалуйста, не такими методами, словами! Когда ты испытываешь страх, ничего, никакие знания не лезут просто в голову! Начинаешь думать о том, чего ты НЕ ХОЧЕШЬ и БОИШЬСЯ. А у нас, подростков, воображение развито просто отлично!

Если честно даже не дворы мести страшно. Страшно разочаровать родителей.

Причина №3. Кем быть.

Выбор профессии, профиля о боже, как это страшно!

У подростков действительно возникает чувство что выбор профиля, это переломный момент в его жизни, шаг в сторону- расстрел.

Появляются страхи: «А вдруг я выберу не то? А если мне не подойдет моя профессия?» У подростка лежит душа к иностранным языкам, но он не хочет разочаровать родителей врачей, ведь они с рождения выбрали ему профессию.

Вывод в том, что ни в коем случае нельзя давить на подростка, которому и так предстоит серьезное испытание.

Родители, учителя, друзья – ну поддержите нас! Ведь меняет люди работу, правда? Скажите, что ничего страшного – все ошибаются, дайте право на выбор, скажите, что цените нас любым, с любой профессий!

Симптомы и признаки депрессивного поведения

Признаки проявления депрессии бывают разные. Это отсутствие интереса ко всему, пассивность или агрессия, а также резкое снижение самооценки. Подросток перестает реагировать на то, что раньше вызывало у него положительные эмоции. Становится крайне неэмоционален. Такое состояние можно назвать апатией.

Ничего не радует, ничего не хочу…

Виды проявления депрессии

Признаки депрессии у подростков могут быть абсолютно разными, в зависимости от темперамента.

Нередко у общительных и компанейских подростков появляется равнодушие к друзьям, приятелям и родственникам. Он может потерять интерес к делу, которое раньше ему нравилось. Закрытые и стеснительные подростки и вовсе запираются в четырех стенах, у них развивается боязнь общества, они не могут находиться в социуме. Глубокие стадии депрессии могут проявляться паническими атаками – когда вдруг начинает сильно биться сердце, ничего не можешь сделать и сложно дышать …

Если заметили что-то подобное у подростка обратите на это внимание его близких!

Депрессия у мальчиков и девочек

Различные проявления депрессии зависят и от пола подростка. Признаками депрессии у парней могут быть намного более радикальны способами нежели депрессия девушек.

Мальчики часто выплескивают негативные эмоции через алкоголь, наркотики. Сначала они могут употреблять легкие наркотики чтобы развеять печаль, но закончится это может плачевно. Отчаявшиеся юноши склонны к насилию. Над людьми, животными и даже над собой. Речь идет не только о нанесении физических травм, но и о причинении морального ущерба. Возможно агрессивному подростку, который постоянно пытается занять доминантное положение, самому нужна помощь, а делает он это, потому что хочет скрыть свою слабость, «вырасти» в глазах других.

Девочки–подростки более закрыты в своих проблемах. Часто симптомы депрессии выражается через радикальные изменения внешности, причинения

вреда себе. Развитие комплексов, неуверенности в себе побуждает девушек выделиться, стать самой популярной, худой, красивой. У девушек подростков особо часто встречается анорексия и РПП.

Я близко общаюсь с человеком, поборовшим анорексию. Она была вызвана неуместными комплексами. Девочки начинают загонять себя все в более узкие рамки поведения и внешнего вида. Родные просто не понимают, что стало с их милой девочкой, откуда взялся четвертый прокол в ухе и почему она ничего не ест.

В обоих случаях, алкоголь и наркотики, употребляемые подростками это очень серьезная проблема. Но это лишь следствие тех переживаний, которые возникают.

Вывод один – не ставьте крест если видите, что подросток себя «плохо» ведёт. Постарайтесь найти причину.

Лечение депрессии

Вообще в лучшем случае нужно обратиться к психологу. В тяжелой стадии депрессии помочь может только специалист, лучше не практиковать самолечение и тем более (!!) не винить подростка в его проблемах. Поверьте, это только усугубит ситуацию. Лечение депрессии может проводиться также медикаментозным путем, но его применяют лишь в тяжелых случаях. Есть специальные сеансы психотерапии, где при работе с психологом подросток постепенно выходит из этого состояния. Стоит посоветоваться с врачом и подобрать подходящий курс лечения.

Помогите найти смысл подростку.

Лично я думаю, что на ранних стадиях депрессии помимо работы с психологом, можно занять подростка делом.

Бывают такие мысли, что ты не понимаешь зачем живешь. Вопрос этот конечно философский, но стоит сузить его значение до определенного отрезка времени. Пусть подросток занимается своим любимым делом, тогда у него появятся цели и амбиции. Ну, например, последнюю неделю я живу для того чтобы хорошо сыграть роль в новогоднем спектакле, выиграть соревнования по выездке и нарядить дома елку. Агрессивному подростку можно пойти на спорт, чтобы выплескивать всю свою злость там. От панических атак и стресса помогает общение с животными, я это проверила на себе. Есть масса вариантов: кинологический кружок, верховая езда и так далее. Пусть у человека будет цель, пусть всего на одну неделю, но она будет.

Родительская помощь подростку

А что же делать родителям подростков с депрессией? Во –первых просто поговорить. Даже не как родитель с ребенком, а как близкие друзья.

Не надо играть в «партизанов» как это любят делать взрослые, и пытаться выведать и выманить хитростью информацию.

Пусть подросток, не стесняясь и абсолютно без страха расскажет вам о своих переживаниях, уже совсем недетских проблемах. Нужно понять его и не осуждать. Потерять доверие подростков очень просто, но если вы хотите наоборот его заслужить, не стоит использовать фразы такие как – «ой, да ладно тебе, ты еще маленький/ая , у вас и проблем то никаких нет». Подросток должен чувствовать, что вы на его стороне, вы его понимаете. На доверии построятся ваши новые отношения, без ссор и скандалов, основанные на полном взаимопонимании. У нас есть проблемы. Они важные!

Вспомните какие проблемы были у вас в его возрасте и расскажите подростку как вы их преодолели. Приведите пример того, чего вы добились огромным трудом, поделитесь проблемами, которые давно остались в прошлом и разрешились. Почему бы вам не уделить больше времени подростку. Это же ваш ребёнок. Поинтересуйтесь его увлечениями, сходите вместе в кино, на каток. Покажите подростку что вы его друг и действительно желаете ему помочь.

Лечение расстройства

Депрессивные состояния у ребенка ни в коем случае не стоит пускать на самотек. Упущенное время может привести к обострению, и депрессия у подростка будет сложнее поддаваться лечению.

Более легкая степень нарушения поведения корректируется при помощи психотерапии, а при хороших семейных отношениях с поставленной задачей справятся родители или близкие родственники.

Более тяжелые психологические отклонения с проявлениями суицидальных мыслей требуют комплексного лечения, которое включает курс медикаментозной терапии в сочетании с психотерапевтической коррекцией.

Психотерапевтическое лечение

Чтобы не допустить отягощения подростковой депрессии вплоть до биполярного расстройства или суицида, рекомендуется обратиться к специалисту при первых изменениях в поведении. С этой целью в школах в педагогический состав введена штатная единица – школьный психолог.

В его обязанности входят консультационные беседы с подростками, своевременное выявление признаков депрессий и элементы семейной психотерапии. Терапия у психолога помогает ребенку разобраться с собственными чувствами и с восприятием окружающего мира.

Помощь психолога не ограничивается беседами. В первую очередь назначаются некоторые обследования – анализы, неврологическое исследование, психологические тесты, осмотр у педиатра.

После уточнения характеристик педиатр и психолог совместно ставят диагноз и принимают общее решение, что назначить.

Психотерапевтическое лечение проводится как в индивидуальном порядке, так и в составе группы (групповая терапия).

Что могут сделать родители

Взаимоотношения в семье являются определяющими в формировании и становлении психики подростка. Что делать, если у ребенка резко меняется настроение, он стал хуже учиться, а в школе появились конфликты?

Помимо решения обратиться за помощью к специалисту, родители должны принимать активное участие в коррекции поведения подростка. Психологи дают родителям такие советы:

  • помогать ребенку с повышением самооценки путем развития умения принимать собственные решения;
  • разговаривать с подростком на темы, которые для него важны: интересоваться его увлечениями, повседневной жизнью;
  • ограничить критику, чрезмерную опеку;
  • постепенно, без напора и давления, выстраивать доверительные отношения;
  • конфликтные ситуации в семье должны быть сведены к минимуму;
  • при обсуждении той или иной проблемы предложить решение, основанное на собственном опыте.

Также родителям важно найти как можно больше точек соприкосновения с ребенком. Ведь подросток в течение дня находится в окружении одноклассников, друзей по двору, а с родителями видится только вечером. В такой ситуации окружение подростка не должно оттеснять семью. Но в то же время это не значит, что нужно ограничивать общение с друзьями.

Можно организовать совместный досуг – отдых на природе, занятия спортом. Рекомендуется привлечь ребенка к времяпрепровождению в различных секциях (шахматы, танцы, рисование). Такие виды арт-терапии признаны официальной медициной, помогают сформировать психику и скорректировать ее нарушения.

Профилактика депрессии у подростков

Подростковые депрессивные состояния встречаются довольно часто, поэтому профилактические мероприятия следует применять в воспитательном процессе практически каждого ребенка. Искренние и доброжелательные отношения в семье редко сочетаются с тяжелыми проявлениями депрессии у подростка.

Родителям следует внимательно отслеживать настроение ребенка. При резких перепадах может потребоваться помощь психолога. В этом случае также не стоит ребенка отправлять на лечение к врачу принудительно и при этом заставлять пить таблетки горстями. Во время терапии подросток должен чувствовать поддержку близких людей, поэтому для всей семьи будет лучше воспользоваться услугами семейного психолога, чтобы пройти терапию совместно.

Депрессией можно заразиться

— Параллельно с подростковой группой у вас работает такая же группа поддержки для родителей. Что это дает мамам и папам?

— Когда у подростка депрессия, члены его семьи часто не знают, что делать, и могут начать испытывать чувство безнадежности, одиночество. У родителя трудная задача – регулировать свое состояние и одновременно поддерживать подростка. Тут высок риск «выгорания», если ресурсов и сил у самого родителя немного.

Таким ресурсом для родителей может быть группа поддержи: возможность послушать других родителей, узнать об их способах справляться с какими-то ситуациями.

Ведущие у подростковой и родительской групп разные, но они поддерживают связь, отслеживают динамику и дают участникам обратную связь.

Бывает и так, что из пары «ребенок-родитель» на группы ходит кто-то один, но когда посещают оба – эффективность повышается в разы.

— Родители часто могут начать обвинять и себя в том, что у ребенка депрессия…

— Родители действительно могут начать искать причины в себе, обвинять. Я думаю, что поиск виноватого — это калечащая, а не исцеляющая идея. Важно направить свое внимание на возможные выходы, пробовать что-то новое, смотреть на результаты, не забывать о своем состоянии, замечать и себя, находить время для отдыха и восстановления сил. Задача специалиста: быть рядом, вместе придумать, что можно делать, чтобы помогать семье справляться с депрессией.

Группа и консультация дает этот ресурс: учит запрашивать помощь, не прятать свои чувства, искать способы справляться, находить поддержку у близких. И помнить, что у каждой семьи свои запросы и рецепты.

Наша задача и состоит в том, чтобы помочь понять: когда, какая и от кого нужна поддержка, и научить детей и родителей ее просить и принимать. Иногда поддержка просто в том, чтобы разрешить поплакать, а не стремиться всеми силами подростка успокоить. Или в том, чтобы сказать: я готов с тобой поговорить, захочешь – приходи.

Рисунки: Ольга Сутемьева

Как правильно говорить с подростком

Если вы слышите от ребенка, что он ненавидит учебу, класс, то ни в коем случае не нужно говорить: «Когда я был в твоем возрасте… да ты просто лентяй!». На эту фразу лучшим ответом будет: «Что происходит у нас, из-за чего ты себя так чувствуешь?»

На фразу «Все кажется таким безнадежным…» важно ответить примерно так: «Иногда все мы чувствуем себя подавленными. Давай подумаем, какие у нас проблемы и какую из них надо решить в первую очередь». И никогда не отвечайте на нее: «Подумай лучше о тех, кому еще хуже, чем тебе».

На слова «Всем было бы лучше без меня!» лучше всего отреагировать так: «Ты очень много значишь для нас, и меня беспокоит твое настроение. Скажи мне, что происходит». И ни в коем случае не так: «Не говори глупостей. Давай поговорим о чем-нибудь другом».

Сегодня стресс и депрессия стали постоянными спутниками жизни многих людей. Автор книги «Потерянные связи: раскрытие реальных причин депрессии — и неожиданных решений» Иоганн Хари поделился своим опытом борьбы с депрессивным состоянием, раскрыв несколько неожиданных моментов этого процесса.

Иоганн Хари столкнулся с депрессией в 1990-х годах, будучи очень молодым человеком. Доктор, к которому он обратился, сказал, что депрессивное состояние связано с неправильной работой мозга и, чтобы ее исправить нужно принимать лекарства. В течение десяти лет Хари следовал этому совету, увеличивая дозы и дойдя до максимально возможной. Однако препараты давали лишь краткое облегчение, после которого депрессия возвращалась. В конце концов терпение Хари лопнуло, и он решил сам изучить проблему.

В течение трех лет, во время обучения в Кембриджском университете (специализация — социальные науки), Иоганн Хари исследовал причины, которые могут вызывать депрессию и беспокойство и узнал много интересного. Во-первых, он понял, что его реакция на препараты не была чем-то необычным, она была нормой.

Депрессия часто измеряется учеными, использующими то, что называется шкалой Гамильтона. Она колеблется от 0 (когда человек танцует в экстазе) до 59 (когда человек совершает самоубийство). Улучшение режима сна дает движение по шкале Гамильтона около 6 баллов. Согласно исследованиям профессора Ирвинга Кирша из Гарвардского университета, химические антидепрессанты дают улучшение в среднем на 1,8 балла. Это реальный эффект, хоть и незначительный. Конечно, некоторые люди чувствуют улучшение, но для большинства недостаточно такого импульса, чтобы выйти из депрессии. Основываясь на этих фактах, Хари понял, что необходимо расширить меню опций для депрессивных и тревожных людей. Но для начала нужно было понять, как это сделать.

Хари узнал, что на самом деле существует девять основных причин депрессии и тревоги. Две биологические, и семь — из внешнего мира. Причины все совершенно разные, и играют разную роль в жизни депрессивных и тревожных людей. Однако исследователь решил сконцентрироваться на самой сложной из этих причин — он узнал о ней при встрече с доктором Винсентом Фелитти. По словам самого Хари, ему было очень сложно и больно исследовать эту причину, ведь именно от этого он убегал большую часть жизни.

Читайте также: Депрессия изнутри: Что делать, чтобы избежать ее финала

История прорыва доктора Винсента Фелитти началась в середине 1980-х годов, и этот прорыв произошел фактически случайно. Когда пациенты впервые пришли в кабинет Фелитти, некоторым из них было трудно пройти через дверь. У них была самая тяжелая стадия ожирения и их направили в клинику в качестве последнего шанса вернуться к нормальной жизни. Перед Фелитти стояла задача сделать все, чтобы эти люди сбросили лишний вес, и однажды у доктора Винсента возникла идея, которая на первый взгляд казалась сумасшедшей. Он подумал: «Что если бы эти люди с избыточным весом просто перестали есть и жили за счет жировых запасов, которые они создали в своем теле, употребляли бы только пищевые добавки до тех пор, пока вес нормализуется?». С крайней осторожностью медики попробовали воплотить эту идею в жизнь и она сработала — пациенты теряли вес и возвращали себе здоровые тела. Результаты казались невероятными.

Но затем произошло нечто странное. В программе были люди, быстрее всех терявшие вес. Все были уверены, что эти люди будут безумно радоваться своим успехам, но все было наоборот — их настигла жесткая депрессия, паника и ярость. Некоторые из них покончили жизнь самоубийством. Они чувствовали себя крайне уязвимыми, убегали из программы, питались фаст-фудом и быстро возвращали сброшенные килограммы.

Фелитти ничего не понимал, пока не поговорил с одной 28-летней женщиной. За 51 неделю ее вес снизился со 185 кг до 60 кг. Затем, совершенно неожиданно, без видимой причины, она набрала 17 кг за несколько недель. Вскоре она вернулась к своему предыдущему весу. Фелитти спросил ее, что изменилось, когда она начала терять вес. Женщина не смогла сразу ответить. Они долго разговаривали. В конце концов она сказала вот что: когда она страдала ожирением, мужчины никогда не флиртовали с ней, но когда она привела себя в форму, сразу же получила приглашение от мужчины. Она сбежала, сразу начала есть все подряд и не могла остановиться.

Фелитти узнал у женщины о том, что она начала набирать вес в 11 лет, после того, как ее дедушка надругался над ней. Когда Фелитти поговорил со 183 людьми в программе, он обнаружил, что 55% из них подвергались сексуальному насилию. Одна женщина сказала, что прибавила в весе после изнасилования, потому что «людей с лишним весом игнорируют и она должна быть такой». Оказалось, что многие из этих женщин страдали от ожирения по неосознанной причине: чтобы защитить себя от внимания людей, которые, как они были уверены, могли навредить им. Фелитти понял: «Серьезное ожирение, которое мы воспринимали как проблему, на самом деле очень часто являлось решением проблем, о которых остальные даже не догадывались».

Это понимание привело Фелитти к запуску масштабной программы исследований, финансируемой Центрами по контролю и профилактике заболеваний. Он хотел выяснить, как все виды детской травмы влияют на нас взрослых. Он провел простой опрос среди 17 000 обычных пациентов в Сан-Диего, которые приезжали только для оказания общей медицинской помощи — от головной боли до перелома ноги. Он спрашивал о том, случалось ли с ними в детстве что-то из 10 травматических событий, например, когда ребенком пренебрегают или подвергают эмоциональному насилию. Затем он спрашивал, есть ли у них 10 психологических проблем, таких как ожирение, депрессия или зависимость. В результате цифры оказались шокирующими.

Детская травма вызвала риск появления депрессии во взрослом возрасте. Если в детстве у человека было 7 из 10 травматических событий, у него на 3100% больше шансов совершить самоубийство, когда он взрослый, и более чем на 4000% больше шансов стать потребителем инъекционных наркотиков.

После долгой беседы с Фелитти Хари начал думать о том, что же произошло в его жизни. Когда он был ребенком, его мама сильно болела, а отец жил в другой стране. В этом хаосе Хари испытал некоторые крайние акты насилия со стороны взрослого человека, в том числе его чуть не задушили электрическим кабелем. Молодой человек постарался глубоко спрятать и запечатать эти воспоминания и отказывался думать об этих событиях во взрослом возрасте.

Почему так много людей, которые испытывают насилие в детстве, чувствуют то же самое? Почему это приводит многих из них к саморазрушающему поведению, такому как ожирение, тяжелая зависимость или самоубийство? Хари выдвинул одну теорию, которая не подтверждена научно и может вызвать серьезные дискуссии, но она имеет право на жизнь.

В детстве никто из нас практически не может изменить свое окружение. Мы не можем убежать или заставить кого-то прекратить причинять нам боль. И здесь есть два варианта. Вы можете признаться себе, что бессильны — что в любой момент вы можете получить серьезную травму, и просто ничего не можете с этим поделать. Или вы можете сказать себе, что это ваша ответственность. Если вы сделаете это, у вас появится некая сила, во всяком случае, в вашем сознании. Если это ваша ответственность, вы можете сделать что-то еще, кроме как сбежать. Вы не шарик для пинбола, которого бросает из стороны в сторону. Вы — человек, управляющий машиной. Именно вы держите руки на рычагах управления. Точно так же, как ожирение защищало женщин и мужчин от изнасилования, которого они боялись, так и детские травмы защищают вас от вашей уязвимости. Вы можете стать сильным. Если это ваша ответственность, значит, это под вашим контролем.

Конечно, если взять на себя ответственность за обиду, которую вам нанесли в детстве, вы можете думать о том, что заслужили это. В то же время человек, который считает, что заслужил травму в детстве, будет уверен, что не заслуживает многого, будучи взрослым. Поэтому такой подход не может стать ориентиром в жизни. Он просто позволяет не зацикливаться на том, что происходило с вами в раннем возрасте, и что позволило вам выжить.

Доктор Фелитти обнаружил еще один момент, который, по словам Хари, помог ему больше всего. Когда обычные пациенты говорили доктору о том, что у них была детская травма, Фелитти просил врачей говорить пациенту на следующем приеме такие слова: «Я вижу, что вы пережили негативный опыт в детстве. Мне жаль, что это случилось с вами. Хотите поговорить об этом?».

Простая возможность обсудить травму привела к значительному снижению числа будущих заболеваний — в следующем году потребность людей в медицинской помощи сократилась на 35%. Одна пожилая женщина, которая описала изнасилование в детстве, позже написала письмо, в котором говорилось: «Спасибо, что спросили… Я боялась, что умру, и никто никогда не узнает, что произошло».

Акт высвобождения стыда — это само по себе исцеление. Поэтому Хари вернулся к людям, которым доверял, и начал рассказывать о том, что с ним случилось в раннем возрасте. Они даже не думали стыдить его или жалеть, они просто проявляли любовь и помогали ему горевать о пережитом.

Чем больше Хари исследовал депрессию и тревогу, тем больше обнаруживал, что депрессия и тревожность возникают не столько из-за каких-то нарушений в работе мозга, сколько из-за событий, произошедших в жизни:

— Если вы находите свою работу бессмысленной и чувствуете, что не можете ее контролировать, у вас гораздо больше шансов впасть в депрессию.

— Если вы одиноки и чувствуете, что не можете рассчитывать на поддержку окружающих, у вас гораздо больше шансов впасть в депрессию.

— Если вы думаете, что жизнь — это покупка вещей и подъем по карьерной лестнице, у вас гораздо больше шансов впасть в депрессию.

— Если вы думаете, что ваше будущее будет небезопасным, у вас гораздо больше шансов впасть в депрессию.

Хари начал находить целую серию научных доказательств того, что депрессия и беспокойство вызваны не нарушениями в мозге, а тем, как многих из нас заставляют жить. И это привело его к научным доказательствам того, что мы должны попытаться разрешить кризис депрессии и тревоги совсем другим способом (наряду с антидепрессантами, которые, конечно, должны оставаться в графике лечения).

Чтобы сделать это, нам нужно перестать воспринимать депрессию и тревогу как иррациональную патологию. Ваша боль не является иррациональным спазмом. Это ответ на то, что происходит с вами. Чтобы справиться с депрессией, вам нужно разобраться с ее основными причинами. В своем долгом путешествии Хари узнал о семи различных видах антидепрессантов — те, которые предназначены для устранения причин, а не для ослабления симптомов. Освободиться от своего стыда — это только начало.

Один из коллег Фелитти доктор Роберт Анда однажды сказал Хари: «Когда поведение людей явно саморазрушительно, пора перестать спрашивать, что с ними не так, пора начинать спрашивать, что с ними произошло».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *