Дети с нарушениями слуха

Стойким нарушением слуха считается такое поражение слуховой функции, при котором не обнаруживается признаков улучшения — как самостоятельного, так и в результате лечения. Необходимо иметь в виду, что стойкость поражения не означает стабильности слуховой функции. Колебания слуховой функции при стойких ее нарушениях могут являться следствием изменений в состоянии звукопроводящего аппарата (например, евстахиевой трубы и среднего уха), а иногда могут отражать функциональные изменения в состоянии центральной нервной системы. Известная лабильность слуховой функции наблюдается и при нормальном слухе, но она остается незамеченной, так как практически не отражается на восприятии речи. При значительно выраженном нарушении слуха, когда восприятие речи находится на критическом уровне, даже небольшое ухудшение слуха становится очень заметным и для самого больного и для окружающих, так как ведет за собой резкое ухудшение восприятия речи.

5.1. Причины стойких нарушений слуха

Стойкие нарушения слуха у детей могут быть врожденными и приобретенными. Следует отметить, что такое подразделение практически нередко оказывается трудноосуществимым. Заключение о врожденном или приобретенном характере нарушения слуха делается обычно на основании сведений, полученных со слов родителей, а эти сведения часто оказываются весьма неточными. С одной стороны, заболевание, вызвавшее глухоту или тугоухость, может остаться незамеченным, и родители считают в этих случаях ребенка глухим или тугоухим от рождения. С другой стороны, нередко действительно врожденное нарушение слуха остается в течение нескольких месяцев, а иногда лет нераспознанным, а когда оно выявляется, то приписывается какому-либо случайному заболеванию или травме, имевшим место незадолго до обнаружения дефекта слуха. Таким образом, диагностика врожденного нарушения слуха в каждом конкретном случае может оказаться очень затруднительной. Врожденный характер нарушения слуха отмечается значительно реже, чем приобретенный.

Роль наследственного (генетического) фактора в качестве причины врожденных нарушений слуха в прежние годы несколько преувеличивалась. Однако этот фактор, несомненно, имеет некоторое значение, так как известно, что у глухих родителей дети с дефектом слуха рождаются чаще, чем у слышащих.

Из других причин, обусловливающих врожденное нарушение слуха, следует отметить инфекционные заболевания у матери во время беременности. Особое значение имеют вирусные инфекции (корь, грипп). Наиболее опасным для развивающегося зачатка слухового органа является заболевание, возникающее у матери в первые три месяца беременности.

Вредное воздействие на развивающийся орган слуха у плода могут оказать радиационное облучение, некоторые химические вещества. Практическое значение в возникновении врожденных нарушений слуха имеет алкоголь, употребляемый матерью во время беременности, а из лекарственных веществ — антибиотики группы аминогликозидов, а также производные хинина. Возникающие при применении такого рода ототоксических препаратов нарушения слуха, как правило, необратимы и поддаются лечению лишь в самом начале развития. Поэтому здесь особое значение приобретают первые симптомы (шум в ухе и снижение слуха).

Нарушение развития слухового органа может возникнуть вследствие травмы плода, особенно в первые месяцы беременности, когда зачаток слухового анализатора оказывается особенно ранимым.

Приобретенные нарушения слуха возникают от самых разнообразных причин. Следует, однако, отметить, что тяжелые нарушения слуха наступают обычно при поражении звуковоспринимающего аппарата (внутреннего уха, слухового нерва), в то время как легкая и средняя степень нарушения слуха может возникать при поражении лишь звукопроводящего аппарата (среднего уха).

Среди причин нарушения слуха у детей первое место занимают последствия острого воспаления среднего уха (острого среднего отита). Поражение слуха в этих случаях обусловлено стойкими остаточными изменениями в среднем ухе, приводящими к нарушению нормальной подвижности барабанной перепонки и цепи слуховых косточек. В некоторых случаях после острого среднего отита остается стойкое прободение барабанной перепонки и длительное гноетечение из уха — хронический гнойный отит. Это заболевание сопровождается обычно значительным понижением слуха.

Частой причиной поражения слуха у детей являются заболевания носа и носоглотки и связанное с этими заболеваниями нарушение проходимости евстахиевой трубы. В частности, большое значение в этиологии нарушения слуха имеют аденоидные разращения. Непосредственной причиной понижения слуха в этих случаях является нарушение нормальной вентиляции среднего уха и связанные с ним изменения в положении барабанной перепонки и цепи слуховых косточек.

Степень понижения слуха при заболеваниях среднего уха может быть различной. Для этих заболеваний более характерными являются легкое и среднее понижение слуха, но могут встречаться и тяжелые нарушения слуха, Они развиваются обычно в результате перехода воспалительного процесса во внутреннее ухо, однако резко выраженная тугоухость может возникнуть и в тех случаях, когда процесс ограничивается только средним ухом, т. е. при поражении лишь звукопроводящего аппарата.

В этиологии (от греч. aitia — причина), изучающей причины и условия болезни, в частности резко выраженных форм стойких нарушений слуха, важнейшую роль играют поражения внутреннего уха и ствола слухового нерва. Поражение ядер слухового нерва, его проводящих путей в головном мозгу, а также корковых слуховых центров как по частоте, так и по степени возникающих при них нарушений слуха имеют сравнительно меньшее значение.

Внутреннее ухо часто вовлекается в воспалительный процесс заболеваний среднего уха. Причем возникающие во внутреннем ухе изменения, в отличие от обусловивших их заболеваний среднего уха, в большинстве случаев не поддаются лечению.

Важную роль в возникновении стойких нарушений слуха играют острые инфекционные заболевания. Большинство инфекционных болезней, являющихся причиной поражения слуха, приходится на детский возраст. Поэтому роль таких заболеваний в этиологии нарушений слуха у детей особенно велика. Из инфекционных заболеваний, обусловливающих стойкие поражения слуха в детском возрасте, наибольшее значение имеют эпидемический цереброспинальный менингит, корь, скарлатина, грипп, паротит (свинка). Одни инфекционные заболевания (менингит, вирусный грипп, паротит) вызывают поражение нервного аппарата слухового анализатора (кортиева органа или ствола слухового нерва), другие (корь, скарлатина) — преимущественно воздействуют на среднее ухо, причем развивающийся при этом воспалительный процесс не только приводит к нарушению функции звукопроводящего аппарата среднего уха, но и может вызвать также заболевания внутреннего уха (серозный или гнойный лабиринтит) с частичной или полной гибелью рецепторных клеток кортиева органа.

Гнойный лабиринтит возникает именингеальным путем, т. е. путем распространения гнойного процесса со стороны мозговых оболочек на внутреннее ухо через оболочки слухового нерва. Такое распространение имеет место при эпидемическом цереброспинальном менингите.

Нельзя забывать, что в прежнее время, при отсутствии эффективных методов лечения, большинство заболевших менингитом умирало. Теперь же в подавляющем большинстве случаев такие больные выживают, и поэтому, несмотря на снижение заболеваемости менингитом и ушными осложнениями, менингит остается одной из наиболее частых причин стойких и резко выраженных нарушений слуха.

Нарушение слуха и обычно одновременно развивающееся расстройство функции вестибулярного аппарата при цереброспинальном менингите обусловливается воспалительным процессом во внутреннем ухе — гнойным лабиринтитом. Большинство авторов считают, что гнойный лабиринтит при менингите возникает в результате распространения гнойной инфекции из мозговой оболочки через внутренний слуховой проход по оболочкам слухового нерва. Поражение внутреннего уха при эпидемическом цереброспинальном менингите наступает обычно в первые же дни болезни. Иногда уже в первые сутки выявляется полная глухота. Поражение слуха при менингите, как правило, двустороннее.

Воспалительный процесс в лабиринте приводит к необратимым изменениям в нервной ткани периферического рецептора (к гибели волосковых клеток кортиева органа и клеток спирального нервного узла), в то время как процесс в мозговых оболочках может закончиться без всяких последствий для мозговой ткани и черепно-мозговых нервов.

При некоторых инфекциях возникают явления менингоэнцефалита с поражением ядер тех или иных нервов, в том числе слухового, однако полное выпадение слуховой функции при таких поражениях наблюдается редко.

В последние годы стали наблюдаться случаи возникновения глухоты после туберкулезного менингита. Не касаясь здесь сложного вопроса о непосредственной причине поражения слуховой функции при туберкулезном менингите (влияние самой туберкулезной инфекции или токсическое воздействие антибиотика), важно отметить, что еще в недавнем прошлом случаи глухоты после туберкулезного менингита не могли встречаться по той простой причине, что это заболевание всегда заканчивалось смертью.

В последние годы, в связи с уменьшением роли других детских инфекционных заболеваний (менингита, скарлатины, кори), относительно повысилось значение вирусного гриппа. При гриппе нередко развивается тяжелое воспаление среднего уха, выделенное в самостоятельную форму (гриппозный отит). В части случаев воспалительный процесс при гриппозном отите распространяется на внутреннее ухо и слуховой нерв, что приводит к резкому понижению слуха, а иногда и глухоте. Нарушение слуха при этом развивается обычно очень быстро и в большинстве случаев оказывается необратимым, так как оно обусловлено дегенеративными изменениями в кортиевом органе или стволе слухового нерва. Гриппозная инфекция является наиболее опасной в отношении влияния на слуховой орган в раннем возрасте, особенно у грудных детей.

Следует упомянуть о сравнительно редком, но очень тяжелом поражении слуха, которое возникает иногда при другом вирусном заболевании — воспалении околоушной слюнной железы (эпидемическом паротите, или свинке). Характерными особенностями заболевания слухового органа при паротите являются его внезапность и полное выпадение слуховой функции. Поражение обычно бывает односторонним. Однако в ряде случаев приходится наблюдать и полную двустороннюю глухоту. По мнению большинства исследователей, в основе глухоты при эпидемическом паротите лежит гибель рецепторного аппарата во внутреннем ухе (волосковых клеток кортиева органа).

Заболевание сифилисом стало в настоящее время нередким явлением. В тех случаях, когда нарушение слуха в детском возрасте возникает в результате сифилитической инфекции, речь идет обычно о врожденном сифилисе, т. е. о внутриутробном заражении плода от больной матери. Причиной нарушения слуха при врожденном сифилисе являются патологические изменения в нервном аппарате внутреннего уха или в стволе слухового нерва.

В возникновении стойких нарушений слуха известное значение имеет травма, в частности родовая. Сюда относятся повреждения слухового органа вследствие сдавления и деформации головки плода во время прохождения через узкие родовые пути, а также в результате наложения акушерских щипцов. Травматические нарушения слуха могут возникать и в более отдаленном постнатальном периоде (в грудном и преддошкольном возрасте) вследствие ушиба головы.

Эмилия Леонгард – автор уникальной методики формирования и развития речевого слуха и речевого общения у детей с нарушением слуха.

По мнению авторов методики, главную роль в обучении и воспитании глухого или слабослышащего ребёнка играют родители. Сурдопедагог может только направлять и подсказывать, но основную работу выполняет семья ребёнка.

То, каких высот в развитии достигают воспитанники Леонгард, кажется чудом. Большинство глухих и слабослышащих детей свободно общаются без использования жестового языка, обучается в массовых школах и ВУЗах, работает вместе со слышащими.

И самое главное достижение методики Леонгард – ещё большему числу родителей удаётся воспитать детей, которые не чувствуют себя «неполноценными» и активно включаются в общество.

Phonak-kids: Как Вы относитесь к популярности своей системы?

Эмилия Леонгард: Хорошо. Но крайне важно, чтобы её использовали именно как систему. В нашей стране есть и специалисты, и учреждения, которые понимают суть методики и применяют все её положения в комплексе.

К сожалению, до сих пор мы часто наблюдаем только упоминание системы, когда люди сводят её только к внешним признакам: «мы провели эту игру и сделали эти упражнения». По детям сразу видно: не было системы, не вникли в неё (или родители, или специалисты). Потому что при комплексном подходе методика показывает отличные результаты (уже на протяжении 50 лет! – примечание Phonak-kids).

Я верующий человек, и благодарна тому, что Господь указал мне этот путь. Я ничего не изобрела; я работала, и это дало впечатляющие результаты. То, что мы видим сейчас – часто это настоящее чудо!

Phonak-kids: Что привлекает в системе Леонгард родителей детей с нарушениями слуха?

Эмилия Леонгард: Общение. После обучения по нашей методике большинство детей может свободно общаться, они говорят с другими людьми, и их понимают.

Именно благодаря родителям эта система и появилась! Одновременно довольно много мам и пап поняло, что не хотят отдавать своих слабослышащих и глухих детей в интернаты, потому что там в большинстве случаев у детей не было самостоятельной устной речи («говорили» только с помощью жестов – примечание Phonak-kids). Эти родители пришли к нам за помощью.

Выбрав этот непростой путь, родители прикладывали все усилия к тому, чтобы ребёнка взяли сначала в массовый сад, затем – в общеобразовательную школу. Благодаря этому их глухие и слабослышащие дети смогли покинуть замкнутое пространство «семьи». Говорящий ребёнок – главное, «за чем» приходили его родители, и тогда, и сейчас.

А ведь раньше сурдопедагогов учили иначе, дети с нарушениями слуха никогда не учились вместе со слышащими . Комплексные эффективные методики подготовки к массовым садам и школе у нас появились только недавно.

Phonak-kids: Какие педагоги выбирают Вашу методику?

Эмилия Леонгард: Система привлекает специалистов, которые не погрязли в сурдопедагогике как специфике, разграничивающей глухого и слышащего ребёнка. Главный аргумент наших оппонентов: «у глухих детей особая психология, особый исход». Наш ответ: да, такая психология существует, но она – рукотворная. Мы сами формируем «особое» мышление детей, помещая их в ту или иную среду (а значит, в наших силах воспитать детей так, чтобы они не чувствовали себя «не такими, как все» — примечание команды Phonak-kids).

Среди нынешних последователей нашей системы много специалистов, которые воспротивились введению дактилологии и жестового языка. Другие и сами интуитивно нащупали некоторые положения нашей системы, поэтому с радостью присоединились к нам.

Тем, кто уже несколько лет проработал иначе, приходится ломать себя: отучаться подсказывать, усиленно артикулировать. У нас совершенно другой взгляд на детей, другая организация работы. Нередко педагоги, приехавшие на стажировку (правда, их немного), признаются: «нет, не могу». Ну, не можешь – не надо.

Ядро нашей системы: слух, речь, общение, понимание смысла речи, текстов. Работа над пониманием смысла занимает в системе огромное место, и это привлекает многих сурдопедагогов и логопедов. Такая система работы над смыслом устной и письменной речи фактически не проводится нигде.

Главная сила – те сурдопедагоги и родители, которые пришли к нам после встречи с говорящими глухими. Обычно им проще освоить методику, потому что они вдохновлены примерами и страстно желают добиться таких же результатов.

Phonak-kids: С какими возражениями против Вашей системы Вы сталкивались чаще всего?

Эмилия Леонгард: Камень преткновения – запрет на использование жестового языка, отказ от дактилологии в процессе обучения. Да, мы считаем, что жесты не нужны в процессе обучения речи и развития слуха. В раннем возрасте и в течение всего периода овладения связной речью использование жестового языка и дактилологии препятствует законам развития детской речи. Пусть Ваш ребёнок сначала освоит свой собственный, родной язык, а уже потом он может, если захочет, научиться пользоваться другими органами (пальцевой азбукой, жестами).

Потому что к нам до сих пор приходят слабослышащие и глухие ребята без слуховых аппаратов! В лучшем случае, они достают аппараты из карманов. Спрашиваю: «у тебя и ухо в кармане?»
Дети надевают аппараты только на занятия, и говорят ужасно… Зато у них – своя среда! Как утверждают наши оппоненты – у них свой мир, мир глухих. Страна глухих. А мы, выходит, вредители?

Наша методика встречала сопротивление даже в институте дефектологии, когда многие учёные возражали против использования слуховых аппаратов глухими, мол, всё равно детям с сильной потерей слуха никакой аппарат не поможет. Ниточка оттуда тянется до сих пор… Это по-настоящему страшно, в первую очередь, по отношению к нашим детям.

Phonak-kids: Самое неожиданное открытие для Вас, как автора системы?

Эмилия Леонгард: Во-первых, интеллектуальный уровень и уровень языкового развития, которого достигали очень многие дети, поступившие в массовые школы. Золотые медали – далеко не всё, чем мы гордимся. Одна из наших девочек (глухая) закончила массовую школу, закончила филфак и была принята в качестве редактора на радио России!

Наши дети переезжают в другие страны, учатся и работают там, в новой языковой среде. Один мальчик после переезда с семьёй в Израиль по собственной инициативе перевёл Носова на иврит (Носов – автор «Незнайки на луне» и др. – примечание Phonak-kids).

А как наши дети общаются! Раньше и произношение, и интонация были очень серьёзной проблемой. Сегодня в нашем распоряжении огромный выбор слуховых аппаратов, вспомогательных аксессуаров и кохлеарных имплантов, которые позволяют помочь практически при любой потере слуха, если с детьми грамотно заниматься!

Были случаи, когда наши гости считали, что мы выдаём слабослышащих за глухих. Единственное, чем можно было их переубедить ,– аудиограммы детей.

Большинство выпускников работает в коллективах слышащих людей. Ещё один пример из жизни: у нас был очень добрый, хороший парень. Он очень плохо слышал: серьёзная родовая травма, следовательно, дополнительные к глухоте дефекты развития (при сохранном интеллекте), большие трудности в овладении грамотной речью. Учился в спецклассе массовой школы, уровень внятности произношения был низкий, но слышащие ребята липли именно к нему, потому что он располагал к себе личностно . Потом парень нашёл работу в автомастерской и реализовался там, очень успешно. Общался даже с иностранцами.

Всем нам нужно осознать: барьеров нет. Мы же стараемся понять иностранцев, несмотря на их ошибки? Потому что хотим найти общий язык. Вот и с глухими людьми это работает!

Phonak-kids: Жестовый язык для Вас – это…?

Эмилия Леонгард: Я не раз озвучивала своё мнение на конференциях, на встречах, и не устаю повторять. НЕЛЬЗЯ изучать жестовый язык до овладения связной речью. Дайте ребёнку базу – его родной язык, а впоследствии он сможет выучить жестовый самостоятельно, если посчитает нужным.

Я люблю всех детей, которые ко мне попадают. И, к сожалению, вижу только отрицательные последствия изучения жестового языка. Это – соблазн пойти по лёгкому пути. Разобравшись в одном (своём родном) языке, ребёнок может освоить бесконечно много любых других. А если первым будет жестовый, это в подавляющем большинстве случаев – тупик. Среда говорящих жестами осуждает пользующихся только устной речью, и это – следствие психологии «особых» людей.

Phonak-kids: Ваше пожелание родителям

Эмилия Леонгард:

  • Прежде всего родителям нужно понять, что у них нормальный ребёнок.

Да, он не слышит. Но он может научиться говорить! Ни в коем случае не делайте из него несчастного больного. На первой же консультации я даю напутствие: не баловать, не спускать с рук нарушение норм поведения, не занижать планку. Ваш ребёнок – нормальный!

  • Второе – верить в то, что он будет говорить.

Узнав о диагнозе, родители, конечно, пребывают в тяжёлом, шоковом состоянии. Поэтому мы знакомим их с другими семьями, в которых дети уже научились говорить!

Младенца нельзя отдавать ни в какие учреждения. Именно родители, под руководством сурдопедагога, могут и должны заниматься со своим ребёнком, начиная с самого раннего возраста. Это задача семьи – помогать ребёнку и верить в него. Тогда с большей вероятностью их сын или дочь заговорит, окажется в обществе и станет его полноценной частью.

Некоторые родители стесняются своего ребёнка, запрещают ему говорить на людях. Отношение к ребёнку, как к «особому, не такому», начинается с его собственных родителей!

Ни возраст, ни образование родителей не играют решающей роли в успешности реабилитации ребёнка.Например, женщина-каменщица с четырёхклассным образованием в письмах прощалась с нами фразой «До свидание». Но привозила ребёнка в Петербург из Ворошиловграда, чтобы сходить в музей, записывая и пересказывая дочери речь экскурсовода. В результате Лена закончила восемь классов общеобразовательной школы с грамотой!

А есть и грустные примеры, когда обеспеченные и успешные родители перекладывают всю ответственность за воспитание ребёнка на сурдопедагога.

Phonak-kids: Что самое главное?

Эмилия Леонгард: Вам нужны 2 вещи: любовь к своему ребёнку и умение читать! Тогда вы справитесь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *